Чародейки Двойная Жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чародейки Двойная Жизнь » Книги » Грозы Виндмора>>


Грозы Виндмора>>

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Глава 1 ПРИШЕЛЕЦ

В далекой галактике молодая женщина любуется на две полных луны. Красно-оранжевый лунный свет озарил небо. Она стоит, опершись спиной на утес и плотно закутавшись в тяжелый плащ. Ветер прорывается сквозь ткань плаща, и маленькие песчинки попадают ей в рот. Но она этого почти не замечает. Ей редко удается увидеть луны — скоро облака снова скроют их из виду, и ей хочется продлить этот миг.
Она шепчет сама себе:
Твой сон живет
Под небом под чужим,
Мой сон окончен.
Порыв ветра ударяет в утес. Обе луны тут же скрываются из виду, и на востоке вспыхивают первые молнии. Она вздыхает и ненадолго задумывается, но ветер усиливается, перекатывая камушки и раздувая полы ее плаща. Вспышки молний окончательно прогоняют темноту, и наконец женщина поднимается.
Она уверенно идет по тропинке и сквозь узкий проход протискивается в пещеру. К ней поворачиваются лица, едва освещенные тусклым светом фонаря.
— Они нагоняют бурю, — спокойно говорит она. — Нам надо приготовиться.

— Увидимся в понедельник!.. Счастливых выходных!
— Было здорово! Спасибо!
Ирма и Хай Лин на прощание помахали Эрику, стоявшему на пороге дедушкиной обсерватории.
— Счастливо добраться, — отозвался он, — спускайтесь осторожней, там почти нет света.
Тарани, Вилл и Корнелия уже зашли под тень деревьев. Ирма и Хай Лин побежали догонять.
— Сколько раз ты поблагодарила его за прекрасный вечер, Хай Лин? — задыхаясь, спросила Ирма. — Раза четыре, не меньше.
Хай Лин толкнула ее в бок.
— Разве тебе не понравилось, что он пригласил нас всех четверых?
— Конечно, понравилось, — призналась Ирма. — Так здорово! Я понятия не имела, что на Луне есть моря и горы и тому подобное *...
Она с благодарностью посмотрела на белую полную луну, которая светила так ярко, что от Ирмы и Хай Лин падали на землю длинные тени. Вся команда чародеек, все пятеро, провели последние два часа, по очереди глядя в окуляр огромного телескопа профессора Линдона и слушая рассказы Эрика и его дедушки, которые знали поверхность Луны не хуже, чем девчонки знали «Бристофф», местный торговый центр.
— Да уж, никогда раньше не видела, чтобы ты так много записывала, — улыбнулась Корнелия Ирме. — Ты, пожалуй, напишешь сочинение лучше нас всех.
— Думаешь?
Ирма тут же представила удивленное лицо учителя физики.
— Конечно... То есть, кажется, профессор Линдон был поражен, когда ты спросила, сколько воды находится в Океане Бурь, — хихикнула Тарани.
Ирма напустила на себя обиженный вид.
— Тогда почему эти места называют морями да океанами, хоть в них никогда ни капли воды не бывало?
Она не могла больше сохранять серьезное выражение лица, и все, кроме Хай Лин, рассмеялись. Брюнетка шла позади всех, и мысли ее были где-то далеко. Когда они дошли до открытого места, над которым огромной панорамой разворачивалось ясное небо, она остановилась и посмотрела на звезды.
— Погодите, — сказала Вилл подругам. — Подождем нашу мисс Очарованную Луной.
— Мы знаем, о ком ты думаешь, Хай Лин, — поддразнила подругу Ирма. — Я видела, сколько раз он вставал рядом с тобой.
— А... что?
Хай Лин наконец отвела глаза от луны.
— У него карие глаза, темные волосы, и он учится в одном классе с блондинкой, которая стоит рядом со мной.
- Кто?
У нее было такое озадаченное лицо, что все рассмеялись.
— Эрик, разумеется. Парень, о котором ты мечтаешь, глядя на луну.
— Да что вы, я совсем о нем не думаю. Хотя то, о чем я думаю, в какой-то мере связано с ним.
— И о чем же ты думаешь? О работе по физике про Луну? — спросила Ирма.
— Нет, — вмешалась Вилл. — Хай Лин мечтает о домашних сдобных булочках, которыми мы поужинаем, когда дойдем до дома.
— Ты испекла булочки? — удивилась Корнелия. — Я не знала, что ты умеешь печь.
Вилл смущенно затолкала прядь волос за ухо.
— Ну, — призналась она, — вообще-то мне помогал Джеймс. Вы знаете, он хорошо разбирается в ингредиентах и тому подобном. Да и духовка любезно подсказала мне выключить ее до того, как я все сожгла. Иначе дело бы плохо кончилось...
— Ммм... — Ирма довольно хлопнула в ладоши и мысленно поблагодарила Джеймса — так Вилл называла свой холодильник. — Квартира в нашем распоряжении, стеганые одеяла, чай и булочки! И чего ради мы тут ошиваемся?
Вилл позвала чародеек ночевать к себе, поскольку мама укатила к своим друзьям, разрешив Вилл пригласить подруг и наполнив для них холодильник всякими вкусностями. Ирма с нетерпением ждала возможности потусоваться допоздна под громкую музыку.
— Я поняла! — вскрикнула Тарани, которая всё это время внимательно смотрела на Хай Лин. — Ты думаешь о своей картине!
У Хай Лин было грустное лицо.
— Да, я думаю — можно было бы использовать вот такой лунный свет. Его очень сложно изобразить. К тому же я не могу придумать, что нарисовать.
— Ну, нельзя сказать, что миссис Вартон тебя не хвалила сегодня, — сказала Тарани. — А ты всё время рвала свои наброски.
Малейшее упоминание урока рисования вырвало у Ирмы стон.
Скоро должна была состояться ежегодная выставка художественных работ Шеффилдской школы, на которую каждый ученик представлял свою работу. Весь урок Ирма боролась с куском глины, пытаясь слепить из него что-то вроде водяного. Очевидно, ей одной казалось, что эта бесформенная глиняная масса хоть что-то напоминает. На этот раз для выставки была задана тема «Наш разнообразный мир и разнообразие миров». Вообще-то это была очень интересная тема, и у Хай Лин, как у чародейки, должно было возникнуть множество идей. С самого начала она заявила, что хочет сделать нечто «космическое», но, очевидно, поиск идеи оказался гораздо труднее, чем она думала.
— Я нарисовала с десяток разных неземных существ, и марсиан, и пришельцев, но все они получились глупые и неправдоподобные. Как будто я срисовываю с чужих картинок. — Хай Лин наморщила лоб и глубоко вздохнула. — Все-таки я не так уж хорошо рисую.
— Ты рисуешь лучше всех! — хором воскликнули Вилл и Ирма, но, кажется, Хай Лин их не услышала.
— Кроме того, я пообещала Эрику, что отдам ему рисунок, когда закончу. О чем я только думала!
— Тебе просто надо найти источник вдохновения. Так обычно с тобой и происходит. Твоя картина будет самой лучшей, как всегда, — старалась ободрить подругу Тарани.
Корнелия задумалась о чем-то, совершенно не связанном с рисунком Хай Лин.
— Посмотрите, — воскликнула она, указывая на ночное небо. — На небе как будто две луны — это нормально?
Девочки подняли головы. Чуть слева от полной луны появилась светящаяся точка. Она росла, росла с каждой секундой, приближаясь к ним на невероятной скорости.
— Не нравится мне это, — успела сказать Ирма и зажмурилась. Яркий луч разорвал темноту. Внезапный резкий шквал сбил подруг с ног. Ураган? Под натиском стихии заунывно заскрипели сосны вдоль тропинки. Песок, мелкие камушки и веточки носились в вихре, и Ирме пришлось закрыть лицо руками.
— Хай Лин! — закричала она что есть мочи. — Сделай что-нибудь!
Недалеко от нее Тарани прижалась к дереву, а Вилл и Корнелия пытались удержаться, схватившись за скамью, которая небезопасно подрагивала от ветра. Ближе всех к круглой воронке была Хай Лин: она стояла на земле на коленях. Когда ветер обрушился на нее, развевая одежду и волосы, Хай Лин подняла руки. Ирма с облегчением заметила, что ветер стихает, и медленно опустила руки.
В этот момент появилось существо.
В центре круга Ирма увидела силуэт — он приближался, и становилось понятно, что это не человек. Ирма разглядела блестящий серебристый костюм, увенчанный шлемом с надписью по широкому лбу, сделанной золотыми кругами. В отверстие шлема недоверчиво смотрели на Хай Лин два огромных глаза. Не успела Ирма разглядеть еще хоть что-нибудь, как направление ветра изменилось. Теперь он не сдувал всё подряд на своем пути, а засасывал предметы внутрь светящегося круга.
Она прижалась к земле и схватилась за траву, и все-таки ее подтаскивало к кругу.
— Помогите! Хай Лин, останови ветер!
К ее ужасу, Хай Лин исчезла в центре светящейся воронки.
И тут же вновь стало темно.
Круг исчез, как будто его выключили. Ветер стих, и Ирма с трудом поднялась. Всё вокруг было завалено поломанными ветвями и листьями — и только этот беспорядок напоминал о том, что здесь вообще что-то произошло. И еще... Нигде не было Хай Лин.
Другие на их месте ужаснулись бы случившемуся, но за время работы в команде W.I.T.C.H. девочки насмотрелись всякого. Поэтому Вилл тут же принялась осматривать место, где был светящийся круг.
— Не понимаю, — пробормотала она. — Никаких следов...
— Вы видели это... эту... этого внутри круга? — спросила Тарани.
Подруги кивнули.
— Сдается мне, Вилл, не скоро мы отведаем твоих булочек, — сухо заметила Корнелия, вытаскивая из своих длинных локонов сосновые иголки.
Ирме было страшно подумать, что случилось с Хай Лин, но она уперла руки в бока и криво улыбнулась подругам:
— Ну что, девочки, вам не кажется, что Хай Лин зашла слишком далеко в поисках источника вдохновения? Дала похитить себя... пришельцу...

Ослепительный свет был таким ярким, что Хай Лин крепко зажмурилась. Она изо всех сил пыталась подчинить себе ветер, выжимая до последней капли свои волшебные силы. Вдруг ее колени ударились обо что-то твердое, и она наконец почувствовала, что ветер слушается ее и стихает. Вокруг всё так же падали камушки и веточки, но ветер превратился в легкий бриз, а потом и вовсе утих. Тишину нарушало только ее собственное хриплое дыхание. Она осторожно подняла голову и осмотрелась.
Она была где угодно, только не на тропинке меж сосен, ведущей к дому профессора Линдона. Сначала она подумала, что снова оказалась внутри профессорской обсерватории, потому что часть купола над головой была раздвинута. Снизу открывался вид на ночное небо, усеянное огромными облаками. В разрывах облаков сверкали гигантские рваные стрелы молний.
Но телескопа нигде не было. Темные стены круглой комнаты были усеяны мириадами проводов всех размеров и цветов, и все они вели к круглой платформе, посреди которой и стояла на коленях Хай Лин. Пол был покрыт полированным металлом, а прямо перед ней высоко в небо вздымалась длинная серебристая колонна. Хай Лин оглянулась и увидела вокруг платформы несколько таких же колонн.
Она медленно поднялась на ноги. Куда она попала? И где девчонки? Оглянувшись еще раз, она вдруг заметила то самое странное существо, которое она видела в центре круга. Он лежал, не двигаясь, на животе на краю платформы. Хай Лин хотела подойти к нему и вдруг краем глаза уловила какое-то движение. Недалеко от нее, около своеобразной панели управления, появилось еще одно существо, похожее на пришельца. На нем тоже был серебристый шлем. Из-под него была видна только нижняя часть лица. Его рот был широко открыт — наверное, от удивления.
Хай Лин выдавила улыбку.
— А... Простите... Не подскажете, где я нахожусь?
Странное существо не ответило.
Инстинктивное чувство заставило ее обернуться. Пришелец, который был без сознания, пришел в себя и стоял, направив на нее обе ладони. Не успев сказать ни слова, Хай Лин ощутила мощную волну волшебной энергии. Все ее мысли и чувства погрузились в темноту, и она рухнула на пол, как мешок с мукой.

— Пришельцу? — с беспокойством повторила Тарани. — Ты хочешь сказать, что этот тип  из НЛО, которые приземляются в огородах у всяких ненормальных и...
— Конечно, нет, — усмехнулась Корнелия. — Их не бывает...
— Да? Откуда такая уверенность? — Ирма скрестила руки на груди. — Если вспомнить всё, что нам пришлось пережить, пришельцы не покажутся такими уж неправдоподобными...
— Ох, погодите же... — резко начала Корнелия, но Вилл перебила ее:
— Так, успокойтесь. Мы отправляемся в Кондракар. Спросим Оракула. Он должен знать всё о любых пришельцах. Если только...
У нее зазвонил мобильник. Она взглянула на экран:
— Ох, только не это! Домашний номер Хай Лин — никак, ее мама хочет поговорить с ней! Что ей сказать?
Прошло несколько секунд. Спокойствие темной ночи просверливал назойливый металлический звук мелодии и жужжание виброзвонка.
— Отключи его скорей! — потребовала Ирма.
— Ты что, шутишь? — зашипела Корнелия. — Она же сейчас позвонит Вилл домой, поймет, что нас там нет, и будет только хуже. Ответь, скажи, что они с Тарани пошли вперед, и она перезвонит.
— Ух ты! Ложь во спасение — а у тебя здорово получается! На ком практиковалась?
— Ты о чем?..
Вилл умоляющим жестом остановила назревающую ссору и взяла трубку. Миссис Лин хотела пожелать своей дочери спокойной ночи. И Вилл, хоть ей и было нелегко и противно, сумела всё же довольно убедительно произнести: «Ах, она убежала вперед». В конце концов, отчасти это было правдой... Хай Лин опередила их в своем движении... куда-то... и Вилл собиралась догнать ее, как можно скорее. Как бы там ни было, миссис Лин сказала, что ждет звонка от дочери в течение двадцати минут.
— Так, девочки, пора пошевеливаться. Готовы? — спросила Вилл, выключая мобильный.
Теперь они наконец приступали к делу, и Вилл была рада пустить в ход Сердце Кондракара и принять чародейский облик. Ей нравилось это превращение, случавшееся всякий раз, когда она обращалась к силе волшебства. И внешнее изменение, и внутреннее. Ее наполнила новая сила и энергия, а все проблемы поблекли. Кто бы ни был похититель Хай Лин, пусть глядит в оба!
Надежда и уверенность в себе еще больше усилились, когда Вилл увидела вокруг себя белые стены и башни Кондракара. На этот раз Оракул принял их в зале с высокими потолками, полном свежего воздуха и птичьего пения. Белизну напольной плитки подчеркивали бурлящие ручьи, в которых отражались цветущие вишни. Вода стекала в обширный пруд, покрытый лилиями. Горбатый мостик вел на небольшой остров. На острове в чудесной резной беседке с плавно закругленной крышей, чуть вытянутой к небу, сидел Оракул.
Как всегда, он излучал умиротворенное спокойствие, и у него, как обычно, имелся ответ на все незаданные вопросы по поводу любых проблем.
Он как бы говорил: «Здравствуйте, Стражницы. Я знаю, почему вы прибыли, и я знаю, где вы отыщете Хай Лин».
— Слава Богу, — услышала Вилл шепот Ирмы у себя за спиной, — кажется, сегодня он настроен сразу приступить к делу.
Вилл громко сказала:
— Оракул, объясните нам, что произошло. Ее похитили прямо у нас на глазах.
— Хай Лин забрали в мир, который называется Виндмор. Он населен разумными и творческими существами, которые, кроме того, наделены значительной колдовской силой. С помощью колдовства они пытаются управлять климатом Виндмора: создают грозы и стараются обуздать их. К сожалению, они не вполне понимают, что они делают, и последняя созданная ими буря пробила брешь между измерениями.
— Вы говорите о том блестящем белом круге, который мы видели? — спросила Вилл, чтобы окончательно удостовериться.
Оракул кивнул.
— Говорила я тебе... Это не пришелец, — прошептала Корнелия Ирме. Ирма закатила глаза, но не успела ничего ответить, так как Оракул продолжал:
— Они не хотели этого. Они ничего не знают о других мирах, и им эта идея вообще может не понравиться. Однако брешь привела их именно к вам, и это не простое совпадение, особенно в том, что касается Хай Лин — повелительницы стихии воздуха. Ветры играют очень большое значение, поскольку волшебство и судьба Виндмора неразрывно связаны с ветрами.
— Что они сделают с Хай Лин? — спросила Тарани. — Просто скажут: «Ой, извините» — и отпустят ее домой или могут оставить ее у себя?
— Народ Виндмора мало чем отличается от землян. Они бывают холодны и безжалостны, а бывают очень добры. И как все разумные существа, они мечтают о прекрасном будущем. Но вот дорога к этому будущему не всегда бывает ясна...
— Да, как и ваш ответ, — сострила Корнелия. — Мама и папа Хай Лин сидят дома и думают, что их доченька в пижамке лакомится булочками в гостях у подруги. А на самом деле ее стащили какие-то существа, и она вообще в другом измерении. Можем ли мы надеяться, что она сумеет сама выбраться из этой передряги до того, как эта неприятность обнаружится?
— Нет, Стражницы. Путь, которым Хай Лин попала в Виндмор, закрыт навсегда. Вам придется отправиться туда и спасти ее.
Казалось, Оракула позабавили слова Корнелии. Он показал на маленький мостик, который, казалось, вел прямо на облако слева от них. Вилл еле сдержалась, чтобы не выдать своего нетерпения. То, что она узнала о виндморианцах, внушило ей желание как можно скорее вернуть Хай Лин.
— Виндмор — это мир, над которым не одно небо, Стражницы. Желаю вам добраться до нужного места.
— Благодарим вас, Оракул.
Глаза Вилл встретились с глазами Оракула, и она поняла, что он прекрасно знает, что она чувствует. Он не станет их больше задерживать. Быстро кивнув ему, она первой из четырех подруг вступила на мостик.

0

2

Глава 2 ВИНДМОР

Ей казалось, что она плывет сквозь мутную воду к поверхности пруда. Вдруг она вынырнула из темноты и, придя в себя, тут же огляделась. Первым, что она увидела, была пара ярких голубых глаз, уставившихся на нее сквозь прорези в шлеме. Как только их взгляды встретились, и она, и пришелец одновременно отпрянули друг от друга, и Хай Лин обнаружила у себя под головой какую-то мягкую ткань. Она лежала на диване с подушками, принявшими форму ее тела.
— Простите. Кажется, я вас напугал. — Странное существо в серебристой одежде чуть-чуть отодвинулось. — Не волнуйтесь, мы не причиним вам зла.
Хай Лин села, преодолевая тошноту. Она с трудом узнала пришельца — это был тот человек, с которым она говорила у панели управления. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что из огромного зала с серебристыми колоннами ее перенесли в другое место. Теперь она была в квадратной комнате с белыми стенами и закругленным потолком. В окна лился солнечный свет. Большой диван, на котором она лежала, стоял посреди комнаты. На пол в ногах у дивана кто-то аккуратно сложил ее куртку и сумку. У стены стоял стол и два стула, обитых тканью. Больше в комнате ничего не было.
— Позвольте мне помочь вам.
Пришелец протянул ей четырехпалую руку в перчатке. Он осторожно помог девочке встать. Хай Лин с трудом отвела от него взгляд. Его кожа была перламутрового цвета, а губы — темные, из прорезей шлема торчали заостренные уши. Такого пришельца она могла бы придумать, рисуя свои «космические» рисунки.
— Где я?
У нее пересохло в горле. Едва встав, она тут же захотела сесть.
— Это Виндмор. Добро пожаловать, досточтимая пришелица. — Высокое существо вежливо поклонилось. — Я вижу, на вас всё еще действует наше волшебное успокоительное. Я должен извиниться перед вами, но Повелитель Бурь был очень удивлен вашим появлением и подумал, что будет безопаснее...
Он замолчал и уставился в пол: ему явно было не по себе от того, что произошло с Хай Лин. У нее снова закружилась голова.
— Я хочу пить, — проговорила она.
— Да, конечно, простите.
Виндморианец повернулся на каблуках и подошел к стене. Хай Лин не заметила, чтобы он до чего-нибудь дотрагивался, но часть стены вдруг отодвинулась, и пришелец подставил круглый стакан под какое-то отверстие. Тут же в стакан полилась какая-то жидкость, похожая на воду. Пришелец осторожно поднес стакан Хай Лин. Она принялась жадно пить. На вкус «вода» оказалась приятной и прохладной, как будто родниковой, и Хай Лин сразу же почувствовала себя гораздо лучше.
— Простите, я не представился, — воскликнул виндморианец. — Меня зовут Джокио, уважаемая инопланетянка. Я — ассистент Повелителя Бурь первого класса. — Он еще раз поклонился. — Надеюсь, вы окажете мне доверие и назовете себя, а также расскажете, откуда вы прибыли.
Хай Лин не могла сдержать улыбки.
— Меня зовут Хай Лин, я прибыла с Земли.
Она не могла сосчитать, сколько раз в своих мечтах она произносила эти слова, воображая себе встречу с пришельцами с других планет. Было очень приятно произносить эти слова на самом деле. Это казалось так... «по-космически», что ли. Пожалуй, это слово точнее всего описывало ее чувства.
— Должен признаться, я никогда не слышал о таком месте. — Джокио улыбнулся в ответ, обнажая ряд жемчужно-белых зубов. — Наверное, это очень далеко отсюда. Ваш стакан пуст — я могу налить вам еще воды, а еще я могу принести вам поесть.
— Нет, спасибо.
Хай Лин покачала головой, и Джокио забрал у нее стакан и вернул его в отверстие в стене. Раздвижная стена тут же закрылась.
— Как я тут очутилась? Что произошло? — спросила Хай Лин, снова осторожно пытаясь приподняться. — Из ниоткуда появилось сверкающее отверстие, и ветер засосал меня в него. Я даже ахнуть не успела.
Джокио пододвинул ей стул, а сам не садился, пока не села она. Хай Лин едва доставала ногами до пола — таким высоким был этот стул. Очевидно, он был сделан под рост человека размером с Джокио.
— К сожалению, я не могу объяснить, как это произошло. Мы с Повелителем Бурь делали грозу, но вдруг что-то пошло не так.
— Делали грозу? — повторила Хай Лин. — Как? При помощи волшебства?
— Да, — ответил Джокио, как будто это было самым обычным делом. — Повелитель Бурь умеет смешивать волшебные силы с электричеством и таким образом изменять погоду. Мы испытывали новую модель шлема и использовали особо сильный разряд энергии, и тут произошло нечто непредвиденное. Яркая вспышка света, всё смешалось, поднялся ветер необычайной силы. Я нырнул в укрытие, поэтому видел не так уж много, но вдруг ветер стих. А когда я выглянул, вы уже были здесь и... Что было дальше, вы знаете. Простите нас за то, что причинили вам боль.
— Всё в порядке, — рассеянно отозвалась Хай Лин. — Я не пострадала.
Она мысленно пыталась разобраться в том, что рассказал ей Джокио. Штормовой ветер, свет, разряды энергии, волшебные силы. Интуитивно она чувствовала, что оказалась очень, очень далеко, в одном из миров под покровительством Кондракара. Она была уверена, что Повелитель Бурь случайно открыл портал между двумя измерениями. К сожалению, надежда на то, что ему удастся еще раз открыть тот же портал, была очень призрачна.
— Ммм... Я полагаю, что, кроме меня, больше никто не появился? — спросила она.
— Нет, вы были одни, — ответил Джокио, с любопытством глядя на нее.
Хай Лин прикусила губу. Она стояла ближе всех к порталу, значит, скорее всего, девчонки остались в Хитерфилде. От этой мысли ей стало не по себе. С того дня, когда бабушка рассказала ей, что она и ее подруги обладают волшебной силой и поэтому их выбрали Стражницами Кондракара, она пережила много приключений. Однако она привыкла путешествовать в другие миры в компании Вилл, Ирмы, Корнелии и Тарани. Ей не очень-то улыбалось оказаться одной на чужой, затерянной планете.
«Спокойно, — сказала она себе. — Рано или поздно они придут и спасут тебя. Им просто придется сделать небольшую остановку в Кондракаре. Тем временем ты хорошо проведешь время: здесь так интересно!»
Ее долгое молчание смутило Джокио, и он кашлянул, чтобы обратить на себя внимание.
— Я пообещал Повелителю Бурь, что мы зайдем к нему, как только вы почувствуете себя лучше. Он хотел бы поприветствовать вас и поговорить с вами.
— Без проблем. — Хай Лин тут же вскочила. — Я готова.
— Это не срочно, вы можете сначала поесть.
Хай Лин вовсе не чувствовала голода. Она покачала головой:
— Нет, спасибо. Поем потом.
— Прежде чем мы отправимся к Повелителю Бурь, я хотел бы кое о чем попросить вас.
Джокио встал и подошел к стене. На этот раз открылась другая ее часть, и Хай Лин увидела маску из такого же блестящего материала, как у Джокио. Он осторожно вынул маску и поднес ее Хай Лин:
— С вашего позволения, я бы хотел надеть на вас эту маску. В нашем мире все носят такие шлемы.
С его помощью вы сможете общаться с окружающими.
— Общаться? Как?
Хай Лин думала, что общение с Джокио шло само собой.
— Если позволите, я покажу вам...
Джокио поднес маску к глазам Хай Лин. Как только блестящий материал коснулся кожи девушки, произошла любопытная вещь: маленькая маска расширилась и превратилась в шлем, плотно закрывающий верхнюю часть лица и затылок. Хай Лин с удивлением ощупала гладкую металлическую поверхность и дырочки, сквозь которые торчали ее уши и косички. Шлем был абсолютно невесомым.
— Ух ты, класс! Я, наверное, похожа на пришельца из мультика.
Джокио непонимающе посмотрел на нее и показал на место в стене справа от себя.
— Дверь находится здесь. Если вы будете столь любезны и мысленно прикажете, чтобы дверь открылась, шлем продемонстрирует вам одну из своих бесчисленных возможностей.
Хай Лин посмотрела на стену и послушно подумала:
«Дверь, откройся».
Тотчас же часть стены бесшумно отъехала в сторону, открывая коридор с закругленным потолком и белыми стенами. Он был освещен тем же великолепным солнечным светом, каким была залита ее комната.
— Именно так это и делается, — похвалил ее Джокио.
«Закройся», — подумала Хай Лин, обращаясь к двери, и та немедленно послушалась. Ей это настолько понравилось, что она не смогла сдержаться и повторила это упражнение несколько раз.
— Дверь читает мои мысли!
Джокио издал некий звук, который можно было посчитать вежливым смешком.
— Ну, можно сказать и так, но правильнее будет считать, что шлем сделан из материала, который работает от батареек. На этот материал можно воздействовать при помощи волшебства, и в то же время шлем умеет распознавать волны импульсов, посылаемые мозгом. У шлема множество функций, в частности, он позволяет нам общаться друг с другом даже на большом расстоянии. Достаточно подумать о человеке, с которым хочется поговорить, и шлем войдет в контакт.
— Ага! Типа встроенной мобилы, да?
— Я не знаю такого слова, но, возможно, вы правы, Хай Лин. Надеюсь, вы позволите мне сопровождать вас. Нам пора к Повелителю Бурь.
— Я вернусь сюда?
Она показала на свои вещи у кровати.
— Конечно.
Джокио показал на дверь рукой, и она снова открылась. Хай Лин пошла впереди него по большому холлу В двадцати шагах от нее открылась еще одна дверь, стоило ей только подумать «откройся», и они вошли в галерею со стеклянными стенами и крышей.
— Ух ты!
Хай Лин, будучи одной из чародеек, повидала немало миров, и удивить ее стало почти невозможно. Тем не менее открывшийся вид ошеломил ее. Она застыла как вкопанная и восхищенно уставилась в окно.
Хай Лин стояла на галерее огромного куполообразного здания, высоко над землей, под сводчатой стеклянной крышей. Галерея шла вокруг всего здания, а ниже находилось по крайней мере еще сорок таких же галерей. Далеко внизу цвел великолепный сад — всевозможные деревья, скульптуры и фонтаны. Перед ней раскинулся город, состоящий из сплошных куполов.
Вдоль стен со свистом появлялись и исчезали какие-то прозрачные яйцеобразные штуки. Внутри них мелькали фигурки, одетые в серебристую униформу. Некоторые сидели, а другие стояли — по одному или группами. На безоблачном небе сияло большое желтое солнце, а воздух вокруг не был ни слишком холодным, ни слишком жарким. Она не могла разобрать, что же скрывалось за стенами купола — кажется, там тянулась череда полей. Джокио сказал сбоку:
— Нам сюда.
Хай Лин рассеянно поплелась за ним вдоль галереи.
— Великолепно, — невольно вырвалось у нее. — А эти яйцеобразные штуки, пролетающие сквозь стены, — что это?
Ее довольный голос обрадовал Джокио.
— Это наша электромагнитная транспортная система. Позвольте показать вам, как она работает. — Он вошел в серебряный круг на полу. — Пожалуйста, встаньте рядом со мной.
Хай Лин вошла в круг. Тут же вокруг них замерцали прозрачные стенки, и она почувствовала, как пол под ее ногами слегка приподнялся — и они поплыли вдоль галереи. Она нервно схватилась за Джокио, но он приободрил ее:
— Не бойтесь. Я завел устройство при помощи шлема. Оно знает, куда нам надо, и само выберет кратчайший маршрут. Если хотите, можете присесть.
Из пола выросло подобие стула, и Хай Лин осторожно села. Ей казалось, что она находится в прозрачном лифте, только двигался он не вверх, а в сторону, и разворачивался, чтобы вплыть в туннель. Пролетая мимо других таких же устройств, Хай Лин успела разглядеть нескольких виндморианцев. Они все были очень похожи на Джокио: высокие и в шлемах. Единственным отличием был цвет полоски ткани, которая шла от шеи к манжетам серебристых костюмов. У каждого была полоска своего цвета. Хай Лин заметила оттенки зеленого, голубого, красного и сиреневого. У Джокио полоска была светло-золотистая.
Все виндморианцы оборачивались на них и с любопытством рассматривали Хай Лин. Вот теперь Хай Лин была рада шлему: он защищал ее от чрезмерно пристального внимания.
— Мы прибываем к куполу Утреннего солнца. Мы очень им гордимся, — сказал Джокио, когда они вынырнули из туннеля на солнечный свет.
— Ах! — У Хай Лин не было слов, чтобы выразить восхищение.
Теперь перед ней предстал купол намного больше того, который они только что покинули. Там были тысячи транспортных яйцеобразных устройств, они взмывали вверх и мягко опускались между этажами. Далеко-далеко внизу, на уровне первого этажа, она увидела целый кишащий рой фигурок в серебристых костюмах. От купола до невысоких гор на горизонте простирались фруктовые сады и зеленые луга.
Они стремительно опускались на нижний уровень. Лифт двигался так быстро, что у Хай Лин всё внутри перевернулось. На Джокио эти передвижения никак не действовали, и он бодро рассказывал ей обо всем, что встречалось им по пути.
— Вон там, в горах, находятся наши ветряные турбины. Повелитель Бурь обеспечивает нас необходимым количеством ветров, и турбины никогда не останавливаются, а купола в долине получают достаточно энергии.
Хай Лин только кивала в ответ. Она привыкла летать в небе, как птичка, но это падение с большой высоты — совсем другое дело. Она не контролировала полет, и пришлось смириться с судьбой.
К счастью, скорость наконец снизилась, и они остановились. Джокио помог Хай Лин подняться, и стул вместе со стенами бесшумно убрались в пол. Три квадратных метра у них под ногами представляли собой один из множества кругов на полукруглой платформе, подвешенной в воздухе на высоте десяти этажей над полями. Повсюду были видны виндморианцы, но платформа была пуста. Поглядев на золотую дверь перед собой, Хай Лин поняла, почему здесь так безлюдно: это было не то место, которое посещают без нужды. Не было никаких сомнений, что за дверью находилось нечто чрезвычайно важное.
— Джокио, ассистент Повелителя Бурь первого класса, просит Повелителя Бурь принять его, — громко сказал Джокио, кланяясь блестящей поверхности двери.
Через несколько секунд половинки двери бесшумно разъехались в стороны.
— Пойдемте, — сказал Джокио. — Повелителю Бурь не терпится увидеть вас.
— Тьфу! Какой-то пилинг яичной скорлупой! — крикнула Ирма.
Корнелия кивнула и вновь пожалела о том, что в костюм чародейки не входят резинки для волос или заколки. Они стояли на вершине пустынной каменистой горы под мрачным серым небом, а холодный ветер разрывал их одежду и забивал песком глаза и рты. Тяжелый воздух был пронизан низким пульсирующим гулом. Всего пару секунд назад они были в старом добром Кондракаре. По сравнению с ним Виндмор казался необычайно суровым местом.
— Оракул в своем репертуаре, — продолжала Ирма, стараясь отыскать укрытие за горным выступом. — Здесь пусто, как на Луне. «Я заброшу вас в нужное место» — почему бы не забросить нас в двух шагах от Хай Лин?
— Хватит ныть, Ирма, — вздохнула Корнелия. — Ты же хорошо знаешь Оракула: раз он забросил нас сюда, значит, у него были на то причины.
- Уф!
Корнелия  оставила попытку развеселить Ирму.
Наверное, Ирма злится из-за несъеденных сдобных булочек, испеченных Вилл. Ирма повернулась к подругам, прощупывающим местность.
— Что он имел в виду, когда сказал, что в Виндморе больше, чем одно небо? — спросила Ирма. — Вы заметили что-нибудь необычное?
Вилл покачала головой:
— Ничего, оно только сплошь затянуто грозовыми облаками.
Она показала на закрученные фигуры, бесновавшиеся на песчаной почве в долине.
— Кажется, это место не такое уж пустынное. Похоже, там внизу, в долине, кто-то живет.
— Этот шум очень странный, — заметила Тарани. — Интересно, откуда он?
— Мне здесь не нравится. — Корнелия опустилась на колени и положила ладони на землю. — Здесь просто отвратительно. Энергия почвы... энергия почвы почти совсем истощена.
Она замолчала, всеми чувствами ощущая мысли, которые передавали ей скалы и гравий. Корнелии было больно, она почувствовала, как слезы собрались в уголках глаз. Теплая ладонь легла ей на плечо.
— С тобой всё в порядке, Корни? — Голос Вилл звучал встревоженно. — Ты, кажется, расстроилась.
Вилл помогла ей встать.
— Эта почва, Вилл, совершенно истощена. Как животное, которого слишком часто били. Я...
Ее прервал отдаленный рокот. Они увидели вспышки молний на горизонте.
— Точно. И готова поспорить, эта гроза не принесет ни капли дождя, — добавила Ирма. — У меня такое ощущение, что вся вода отсюда ушла. Сбежала, спасаясь. Я знаю, это звучит неправдоподобно, даже глупо, но не могу подобрать более точных слов.
Вилл нахмурилась.
— И тепла здесь явно недостаточно, — сказала она, поеживаясь.
Тарани позвала их — она стояла несколько в стороне:
— Идите сюда! Вы должны это видеть!
Вилл и Корнелия, а за ними и Ирма поспешили к ней.
Тарани переползла через широкий выход горной породы и показала подругам на ущелье, разделяющее две горные вершины.
— Смотрите туда. По-моему, это какие-то ветряные мельницы. Они огромны, и наверняка это они создают странный шум.
Корнелия закрыла глаза руками, чтобы в них не летели песчинки. Ущелье пересекала стена с многочисленными отверстиями, в которые с шумом врывался ветер, заставляя вращаться ряд огромных мельничных крыльев. Как раз сейчас, похоже, крылья вращались с максимальной скоростью, и хотя девочки были довольно далеко от турбины, они отлично слышали жуткий шум и грохот этого жуткого сооружения.
Вдруг Тарани насторожилась и предостерегающе подняла руку.
— Здесь кто-то есть, — прошептала она.
Через секунду они стояли, прижавшись спина к спине, и прочесывали местность зоркими взглядами, готовые соединить свои силы и достойно встретить что бы там ни приближалось. Но Корнелии пришлось признать, что вокруг все-таки было пусто.
— Где они, Тара? — мягко спросила Вилл.
— Не знаю, я только уловила какие-то... кажется, мысли. Кто-то передавал мысли на расстояние.
— Ты уверена, что это не Хай Лин?
— Не знаю, не уверена, но... — Тарани на минутку замолчала. — Мне кажется, это кто-то еще, но сигнал слишком слабый, и я не смогла уловить ни слова. По-моему, их там несколько.
Прогремел раскат грома. Небо еще больше потемнело. Корнелия решила предложить свой вариант действий:
- Вилл, я тут подумала, почему бы нам не теле-портироваться к Хай Лин? Я понимаю, что мы толком не знаем, где она, но Оракул сказал, что она где-то в этом мире, и, возможно...
— Если мы простоим здесь еще пять минут, то поджаримся на молниях.
Ирма зажала уши руками — над головой загрохотал гром.
— Ладно, — сказала Вилл. — Попробую найти ее с помощью Сердца Кондракара.
— Пожалуйста, и чем быстрей, тем лучше, — Корнелия отвернулась, чтобы волосы не задувало в лицо.
Вилл вызвала Сердце и сосредоточилась. Все три подруги внимательно следили за ней. Они не шевелились секунд двадцать.
— Не получается, — грустно молвила Вилл. — Не понимаю, в чем дело, но я совсем не чувствую ее. Если бы я не была уверена, что она здесь, я бы сказала, что ее тут вовсе не было.
Ветер усиливался, и девочкам приходилось наклоняться, чтобы их не сдуло. В облаках плясали стрелы молний.
— Красота! — сказала Ирма, размахивая руками. — Оракул перепутал порталы и отправил нас не туда!
— Ты что, и впрямь думаешь, что он мог бы так поступить?
Корнелия бросила на Тарани взгляд, который однозначно говорил: «Спаси меня от этих разговоров, умоляю!», а Вилл вновь спрятала Сердце.
— Берегись! — вдруг крикнула Ирма.
Выше по склону часть камней расшаталась, и огромный валун сорвался с насиженного места; по дороге он сбил несколько камней, и вот уже по склону, набирая скорость, мчался настоящий камнепад. Камни летели прямо на них.
— Туда! — взвизгнула Вилл и показала на широкий выступ, под которым, кажется, можно было спрятаться.
Девочки поспешно запрыгали с камня на камень. Земля дрожала под ногами. Тарани споткнулась, и догонявшая ее Корнелия остановилась помочь подруге.
— Корни, осторожно! — ахнула Тарани.
Она успела только повернуть голову. На них катились пять или шесть здоровенных камней.
Корнелия действовала инстинктивно. Она подняла обе руки и послала разряд энергии прямо в камни — едва не задев ее и Тарани, камни разлетелись в пыль.
Рука об руку они побежали догонять Вилл и Ирму; подруги помогли им забраться в укрытие под выступом.
— Спасибо, — прошептала Тарани на ухо Корнелии и сжала ей руку.
Корнелия только слегка улыбнулась в ответ — ее сердце бешено стучало в груди.
— Нужно найти укрытие понадежнее!
Вилл пришлось кричать, чтобы ее услышали сквозь грохот падающих камней, раскаты грома и гул мельничных крыльев.
— Да! Но где? — крикнула в ответ Ирма.
— Тарани почувствовала где-то поблизости людей, обменивающихся мыслями. Они должны быть в укрытии — ни один дурак не станет разгуливать в такую непогоду. Воспользуемся шансом и телепор-тируемся к ним.
Подруги с минуту молча размышляли. Наконец заговорила Корнелия:
— Ладно. Тарани, ты поведешь нас. Тарани состроила удивленную рожицу.
— Попробую.
Корнелия изо всех сил сосредоточила мысли и почувствовала, как камни исчезли из-под ног. В то же мгновение она приземлилась на ровную поверхность. К счастью, в этом месте воздух был свеж, а ветра не было. Они очутились внутри пещеры. Сквозь щели просачивался дневной свет. Несколько ламп освещали стены. Снаружи выл ветер, но гром гремел уже где-то далеко.
Прямо перед ними вокруг каменного стола сидели пять пришельцев, одетых в поношенную коричневатую крестьянскую одежду. У каждого из них верхнюю часть лица и волосы закрывала маска. Они обедали. Корнелия отметила, что их большие раскосые глаза и белоснежная кожа напомнили ей того пришельца, которого она заметила в момент исчезновения Хай Лин. Все они изумленно смотрели на четырех девушек — ложки и вилки от удивления застыли в воздухе. Корнелия невольно подумала, что она выглядела бы точно также, ворвись четверо инопланетян к ней в гостиную посреди обеда.
Ирма боязливо помахала рукой:
— Э... гм... извините, что пришли без приглашения.
Глава 3. "Снесенные ветром"
  Хай Лин прошла за Джокио в зал с закругленными сводами потолка, вероятно, приемную. Этот зал  показался Хай Лин огромным, особенно учитывая, что в нем работало всего пять человек. Они  напряженно вглядывались в ряд серебристых экранов, но, увидев Хай Лин, прервались и низко поклонились. Девушка в свою очередь постаралась как можно точнее повторить их жест вежливости. У них на плечах тоже были желтоватые ленты, только не такие яркие, как у Джокио.
— Что означают эти цвета на ваших костюмах? — прошептала она Джокио по дороге к высокой  двери, украшенной золотыми кругами.
— Цвета означают класс. Это ассистенты Повелителя Бурь третьего класса. Когда-то и я занимал  такую же должность.
—Но вы упорно работали и добились повышения до ассистента первого класса?
Джокио кивнул — Хай Лин ощутила в его голосе нотки гордости.
— Всякий раз, когда тебя повышают, цвет ленты меняется. Для каждого найдется свое место и свой цвет.
   Хай Лин трудно было представить себе мир, в котором невозможно выразить себя с помощью индивидуального подбора одежды. Однако размышлять ей пришлось недолго: перед ними отворилась еще одна золотая дверь, и они оказались в другой круглой комнате. Кажется, это помещение находилось на первом этаже. Из окон (от потолка до самого пола) открывался великолепный вид на сад и цветочную поляну.
  В центре комнаты стоял квадратный стол, окруженный высокими стульями. Взгляд Хай Лин упал на шеренгу виндморианцев, выстроившихся перед ней. Их было человек пятнадцать, и мужчины, и женщины, и Джокио провел Хай Лин вдоль всего ряда, представляя ей каждого по должности: главный техник по теплу, главный менеджер процветания, главный конструктор турбин, главный инспектор по вопросам будущего и еще несколько — их звания пролетели мимо ушей Хай Лин, так как она сосредоточилась на том, чтобы с каждым вежливо раскланяться.
  Ей было трудно отличить одного от другого: он и были примерно одного роста, с такими же синими глазами, как у Джокио. Единственной существенной разницей была расцветка лент на плечах: все тона были яркие, сочные. Последний из мужчин в ряду был шире в плечах, чем остальные. Его повязка была чисто золотого цвета, и Хай Лин узнала шлем, отличавшийся от других золотыми кругами надолбом.
Джокио с почтением приветствовал его.
— Хай Лин, позвольте представить вам Повелителя Бурь Виндмора.
— Это большая честь для меня, — услышала Хай Лин свой голос и низко поклонилась.
  У Хай Лин было впечатление, что в Виндморе строго соблюдали традиции, и ей хотелось не сплоховать. Тем более что она так плохо знала этот мир. Она подумала, что Ирма, например, вряд ли озаботилась всеми формальностями, но сама Хай Лин знала по собственному опыту работы официанткой в ресторане своих родителей («Серебряном Драконе»): вежливости открываются все двери.
  Повелитель Бурь говорил глубоким, убаюкивающим голосом.
— Добро пожаловать в Виндмор, Хай Лин с Земли. Счастлив познакомиться с вами.
— Благодарю вас, Повелитель Бурь.
Хай Лин не знала, сколько должен продолжаться этот обмен любезностями, но, к счастью,  Повелитель Бурь отвернулся, чтобы поприветствовать остальных.
— Джокио, вы можете остаться. С остальными мы встретимся, как обычно, на вечернем собрании. До встречи.
  Тон его голоса подразумевал безусловное подчинение. Группа главных хором ответила «до свиданья» и в тишине промаршировала вон из комнаты. Когда последний из них удалился, Повелитель Бурь указал Хай Лин на один из стульев.
   Ей было нелегко забраться на высокий стул, и она почувствовала себя почти ребенком. В первый раз после прибытия в Виндмор Хай Лин задумалась, не стоило ли ей принять чародейский облик. Сейчас ей хотелось бы почувствовать себя сильнее и увереннее. И все же почему-то ей не хотелось преображаться в присутствии Джокио и Повелителя Бурь. Она не хотела привлекать к себе внимания, которое возникло бы, появись она перед ними в образе чародейки.
  Повелитель Бурь не присел. Он стоял прямо перед ней.
— Хай Лин, от имени всех виндморианцев я хотел бы принести извинения за то, что вы оказались в такой ситуации.
  Она взглянула на Джокио, но он стоял совершенно отчужденно, уставившись на деревья. Казалось, он и не собирался участвовать в беседе.
— Это не было целью моих экспериментов — испытания новых технологий. Такого никогда не случалось, даже во времена моих предшественников.
— И вы не можете отправить меня домой, да?
Ей показалось, что ее голос прозвучал слишком пронзительно и уж слишком по-детски. Джокио смутился, а Повелитель Бурь мигнул и ответил не сразу.
— Я мог бы попытаться повторить эксперимент, но не уверен, что смогу открыть тот же портал и отправить вас в то же измерение, откуда вы прибыли. Было бы лучше, если бы вы смогли вернуться каким-нибудь другим образом. Если вы знаете иной способ...
— Мне кажется, знаю, — призналась Хай Лин. — За мной придут, но я не знаю, когда...
— Ну что ж, отлично! — Лицо Повелителя Бурь не изменилось. — Я бы хотел, чтобы вы назвали мне, кто именно прибудет за вами, чтобы мы могли достойно встретить наших гостей.
  Хай Лин уголком глаз покосилась на Джокио, но он смотрел в другую сторону. Ей почему - то не хотелось рассказывать Повелителю Бурь никаких подробностей о себе и своих подругах-чародейках. Но, с другой стороны, надо же было что-то сказать!
— У меня есть друзья, которые, наверное, смогут помочь мне. Как только узнают, где я нахожусь.
—  Понятно, — чуть заметно кивнул Повелитель Бурь. — Буду рад встретиться с ними.
Хай Лин ничего не сказала.
— Джокио рассказал мне, что вы смогли усмирить ветер в Башне Гроз, когда я был без сознания, — продолжал он. — Полагаю, вы обладаете особой волшебной силой, неизвестной в нашем мире.
Слова тяжело и холодно слетали с его губ. Хай Лин не могла объяснить своего инстинктивного желания скрыть правду. Она побывала во многих мирах, и обычно у нее не возникало проблем из-за волшебных способностей. Почему же сейчас ей так хочется скрыть свою силу?
— Да, — пролепетала она. — Можно сказать и так...
По лицу Повелителя Бурь пробежала тень улыбки. Он склонился к ней и заглянул прямо в глаза. Медленно подошел, всё ближе и ближе, пересек границу его тела, принялся шарить внутри ее головы, пытаясь войти в соприкосновение с ее магической силой.
— Нет! Прекратите!
Хай Лин вскрикнула, спрыгнула со стула и отскочила от высокого человека, который стоял перед ней. Ей почудилось, будто она захлопнула прямо перед его носом какую-то внутреннюю дверь — и у него на лице отразилось разочарование. Ему словно только что дали от ворот поворот. Джокио удивленно повернулся к Хай Лин и протянул к ней руки, но его начальник резким жестом остановил его.
- Хай Лин с Земли, вы и вправду обладаете великой силой. Возможно, даже большей, чем вы думаете.
  Хай Лин изо всех сил старалась сохранять спокойствие. То, что он сделал, было крайне неприятно, но никакого очевидного вреда он ей не причинил.
«Возможно, на Виндморе принято так вести себя», — убеждала себя Хай Лин.
И, наверное, нет никаких причин расстраиваться из-за этого. К счастью, подруги скоро придут за ней, и она навсегда уедет от этого неприятного типа в серебристом костюме.
— Я бы хотел... — начал было Повелитель Бурь, но в этот момент произошло нечто странное. Солнечный свет за окнами купола мигнул — и всё погрузилось в кромешную тьму. Тут же в зале включился свет, а панель на стене повернулась, и вместо нее возникла электронная карта, покрытая мигающими точками и линиями, совершенно непонятными для Хай Лин. Резко и настойчиво зазвонила сигнализация.
  Повелитель Бурь отвернулся от Хай Лин и занялся картой. К девочке подошел Джокио.
— Авария на турбине. Такое периодически случается при шквалистом ветре. Не волнуйтесь, электричество скоро включится. Но я думаю, что нам лучше уйти — Повелителю Бурь сейчас не до нас. Пойдемте, я покажу вам этот купол.
  В зал вбежали другие ассистенты, и Хай Лин с облегчением пошла за Джокио прочь из приемной в купол Утреннего Солнца.
— Он пытался проникнуть в мою голову. — Она хотела рассказать Джокио о том, что произошло.
— Мне казалось, он хотел подчинить себе мою волшебную силу.
  Джокио удивленно посмотрел на нее.
— Конечно. У Повелителя Бурь есть особый дар: он может смешивать свою волшебную силу с волшебством других людей и таким образом контролировать их волшебство. Поэтому ему удается управлять погодой. Свое волшебство он использует не один — с помощью наших шлемов он в любое время может подключиться к волшебным силам других виндморианцев.
— Хочешь сказать, вы позволяете ему вламываться в ваши головы через шлемы? Он управляет вашими волшебными способностями?
— Конечно, — ответил Джокио. — Он знает, что необходимо куполам. Мы все — его   последователи. Как бы еще мы смогли построить все это?
  Он развел руки, охватывая широкую панораму куполов.
Хай Лин опустила голову и ничего не ответила. Что бы ни говорил Джокио, отныне она покрепче закроет и надежно запрет свою внутреннюю дверь. Повелителю Бурь не добраться до ее волшебных сил.
Тарани с беспокойством отметила, сколько виндморианцев немедленно вскочили со своих мест —  они были готовы к битве. Сбоку от нее Ирма выставила вперед руки:
— Спокойно, ребята, спокойно! Мы.не причиним вам вреда — мы пришли с миром.
— Ладно тебе, Ирма, расслабься, — прошептала Корнелия, толкая ее локтем в бок. Беседу продолжила Вилл:
— Меня зовут Вилл, а это мои друзья: Ирма, Корнелия и Тарани. Простите, что мы напугали вас.
Мы прибыли в Виндмор, чтобы найти свою подругу, и нам нужна ваша помощь.
  Она замолчала. Виндморианцы собрались вокруг стола — они ничего не говорили, только серьезно смотрели друг на друга.
— Думаете, это уловка? — мягко прозвучал голос в голове у Тарани.
— Не знаю. Он на такое способен? — спросил другой голос.
— Они выглядят очень странно, — заметил третий.
— Да, мне тоже так кажется, — ответил первый голос.
И тут Тарани поняла, что виндморианцы общаются при помощи телепатии и что она отлично их слышит. Она немедленно отправила им мысленное сообщение:
— Мы пришли не для того, чтобы обманывать вас. Вы можете нам доверять.
  Люди у стола замерли. Молодая женщина неуверенно встала со своего места:
— Вы хотите сказать, что вы... — несмотря на то, что они разговаривали при помощи мыслей, Тарани почувствовала, как дрожит ее голос. — Что выприбыли сюда из другого места? Не из Виндмора? Я не понимаю...
  Тарани послала женщине дружелюбный вопрос:
— Как вас зовут?
— Пандра...
Ее синие глаза уставились на Тарани.
— Да, Пандра, мы прибыли из другого мира. Наша подруга попала сюда по ошибке, и мы пришли за ней.
— Так это правда, что существуют миры за пределами Виндмора! — Пандра широко улыбнулась, -  Я бы никогда в это не поверила!
— Есть много других миров, — прозвучал в голове у Тарани голос Ирмы. — Больше, чем можно себе представить. Вы случайно не видели стройной девушки с длинными темными волосами?
  Пандра покачала головой и выпрямилась.
— Но мы приветствуем вас среди «снесенных ветром», о благородные пришельцы! — громко сказала она. — Отныне вы — наши гости, и мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы помочь, вам.
Она чопорно поклонилась, и каждый из сидящих за столом встал и повторил ее поклон. Тарани поклонилась в ответ, и Вилл, Ирма и Корнелия последовали ее примеру.
— Лучше я буду говорить с вами обычным способом, а то я не очень сильна в мысленной магии, хотя мы все регулярно тренируемся, — извиняясь, сказала Пандра. — Мы не так давно обнаружили у себя такие способности. Вы, вероятно, обладаете очень сильным волшебным даром.
— Мы тонко чувствуем.
Ирма не могла сдержаться: вода из чашки Пандры взлетела вверх, и капельки, облетев вокруг головы виндморианки, с мягким всплеском вернулись обратно в чашку.
— Выпендреж, — пробормотала Корнелия, но Пандра и остальные виндморианцы явно были потрясены.
  Пожилой мужчина жестом пригласил их занять свободные места за столом.
— Меня зовут Ранку, и я рад приветствовать вас, досточтимые пришельцы. Садитесь и расскажите нам о себе.
  Девочек не пришлось долго упрашивать: они уселись, и им стали подносить кубки с водой и миски с едой. Тут были и сдобные рулеты с начинкой из каких-то красноватых отростков, и маленькие шарики, приправленные чем-то вроде риса, и бесчисленное количество свежих овощей. Девушки с аппетитом уплетали восхитительные вкусности, попутно отвечая на всевозможные вопросы. За каждым их жестом виндморианцы следили с необычайным вниманием.
  Наконец, Вилл многозначительно кашлянула.
— Ранку, Пандра, друзья, мы благодарны вам за теплый прием, — сказала она. — Но для нас самое главное — найти нашу подругу Хай Лин, и как можно скорее. В последний раз мы видели ее, когда открылся портал между двумя измерениями, и ее туда засосало. Мы заметили человека, который, как мы думаем, живет в вашем мире. Он был высок и одет в серебристый костюм.
— Тогда это человек из куполов, — сразу же ответила Пандра.
— Из куполов? Что за купола?
  Люди за столом ласково рассмеялись. Тарани почувствовала, что спросила нечто такое, что известно даже младенцам.
— В этом мире живут два вида людей, — объяснила Пандра. — Мы, «снесенные ветром», и те, кто обитает в куполах, в долине. Когда-то мы тоже жили в куполах, но решили снять шлемы и пойти другим путем.
— Каким путем? — спросила Корнелия.
— Тем, который не приведет к гибели Виндмора. — Голос Пандры стал резким. — Мы используем силу ветров, чтобы добывать воду из глубоких колодцев и создавать свет и тепло. Но мы не вредим плодородности наших земель бесконечными грозами. Мы стараемся жить в гармонии со всем, что нас окружает. Они в насмешку называют нас «снесенными ветром», но мы гордимся этим именем. Мы научились выживать без технологий, которые для них кажутся жизненно важными. Когда-то у
нас были пышные луга и плодородные поля, но Повелитель Бурь и его прихвостни всё испортили!
— Повелитель Бурь? — повторила Вилл. — Он их предводитель?
— Точно. У него есть особый волшебный дар: он умеет поднимать и успокаивать бури. И он жизненно необходим жителям куполов.
  Тарани  выпрямилась.  Она  вдруг уловила связь.
— Он как-то связан с ветряными мельницами, которые мы видели в ущелье?
Пандра кивнула:
— Конечно. Когда-то обязанностью Повелителя Бурь было предотвращать разрушения,  приносимые грозами, и нагонять дождь в засуху. Но со временем технологии в куполах  развивались, для работы новых изобретений требовалось всё больше электричества, и постепенно обязанности Повелителя Бурь изменились: он стал создавать грозы, которые приводят в действие ветряные мельницы.
— Порочный круг, — прервал ее Ранку. — Повелитель Бурь нарушил естественную природную гармонию и уже не мог контролировать погоду. Со временем погода стала совершенно неуправляемой. Грозы стали повторяться всё чаще и чаще, а дождя стало всё меньше и меньше! Технари придумали новые способы защиты куполов и новые источники пищи. Одна беда: всё это требовало огромной энергии, и им пришлось построить еще больше ветряных мельниц, а Повелитель Бурь нагонял новые бури, и наша природа пришла в упадок... Ну, вы сами видели...
  Тарани посмотрела на подруг. Ирма доела овощи и спросила, дожевывая:
— А этот Повелитель Бурь, у него, случайно, нет на шлеме золотых кругов? Потому что у того парня, что забрал Хай Лин, как раз были такие...
  На секунду все замолчали.
— Боюсь, ваша подруга попала в плен к Повелителю Бурь. Только у него на шлеме есть золотые круги — они сделаны из специального металла, который позволяет ему вступать в контакт со всеми жителями куполов.
— Хорошо. — Вилл опустошила свой кубок и отставила его в сторону. — Тогда нам надо попасть к Повелителю Бурь. Есть идеи, как это можно сделать?
Глава 4. Другое небо
  Хай Лин лежала на траве и зачарованно смотрела на кроны деревьев. Она находилась в отдаленном куполе, в котором помещался Поющий лес (так назвал его Джокио). Стволы деревьев были как будто стеклянными, а листья — из гладких кристаллов, которые постоянно меняли размер и форму и отбрасывали разноцветные блики. Соприкасаясь, листья издавали чудесный легкий звон. Трава была мягкой и душистой, и каждая травинка по цвету была не похожа на другую. Хай Лин лежала внутри музыкальной радуги. Направляясь сюда, они прошли под искусственным озером с водой, чистой, как стекло, и с рыбами, похожими на лиловых и зеленых карпов, потом проехали по золотой поляне с красными и синими бабочками, но никогда в жизни не видела она ничего прекрасней  этого леса.
— Здесь так чудесно, — вздохнула она.
  Хай Лин по меньшей мере в седьмой раз повторила это замечание, но Джокио, сидевший на скамейке неподалеку, только радовался этим словам.
- У вас на Земле есть такие леса? — спросил он.
- Нет.
— Это место придумал один из самых одаренных Менеджеров по процветанию.
— Ммм...
  Хай Лин поняла, что лес — искусственный, но тем не менее он был прекрасен, как фантастическая иллюстрация к прекрасной поэме.
  Беседа прервалась: Хай Лин приглядывалась к разноцветным огням, менявшимся в такт с  дыханием музыки. Джокио наклонился к ней:
— Ваш мир совсем не такой, как Виндмор. Я так думаю. — Он заговорил тише и осторожно оглянулся по сторонам: — Я бы хотел узнать о нем побольше!
— Хорошо. — Хай Лин привстала на локтях. Ее, честно говоря, озадачивало его нелюбопытство: до сих пор он ничего не спрашивал. — Что ты хочешь знать?
  Джокио смущенно улыбнулся:
— Ну... интересно... на Земле все такие же красавицы, как вы?
— Как я? — Щеки Хай Лин залил румянец. — Не такая уж я красавица.
— Ну что вы, я видел вас без маски. Вы самая прекрасная девушка из всех, кого я видел. Никто в Виндморе не сравнится с вами... Ну, или почти никто...
  Хай Лин хотела рассмеяться, но сдержалась: в голосе Джокио послышались серьезные нотки, и она поняла, что он нисколько не флиртует с ней. Он, наверное, и не знал, что такое флирт. Для него так оно и было: она была очень красивая, и это было не больше, чем факт, просто, как дважды два — четыре.
— А... Ну... Вообще-то, в моем мире есть много девушек, которых считают куда красивей меня, — наконец сказала она.
  Джокио покачал головой:
— Мне трудно в это поверить.
Вот теперь она рассмеялась:
— Но это правда! Все зависит от точки зрения. В моем мире найдутся люди, которым девушки Виндмора понравятся гораздо больше, чем я и другие девушки с Земли.
  Ее слова поразили Джокио. Сначала он уставился в землю, как будто задумавшись о чем-то, а потом вдруг подскочил.
— Пойдемте прогуляемся. Я проголодался.
  Его голос прозвучал глухо и холодно.
— Хорошо.
Хай Лин встала и пошла за Джокио по мощеной дорожке. Она чувствовала, что сказала что-то не то, но не могла понять, что именно его так задело.
  Джокио вывел ее из Поющего леса на крытый стеклянный мост, соединявший два купола.
Они шли на высоте ста метров над землей, и Хай Лин остановилась на смотровой площадке, чтобы полюбоваться открывавшимся видом. Джокио тоже встал, подумал, а потом подошел к ней. 
Прислонился к стальной опоре и задумчиво наклонил голову. Под ними был парк, пересеченный дорожками из раскрашенных камней и усеянный фонтанами; вдалеке парк переходил в ровные ухоженные поля — зеленые, желтые и даже красные. Хай Лин не могла разобрать, что там росло. Тут и там легко двигались машины: они собирали урожай и тут же сажали новые посевы. Еще дальше поднимались невысокие горы, покрытые буйной растительностью: Хай Лин различала среди лесов реки, водопады и небольшие купольные города. Всё было залито полуденным солнцем, и она вдруг почувствовала, что дни в этом мире гораздо длиннее земных дней.
— Боже мой, прямо как во сне, — сказала она.
— Вы так думаете?
Джокио даже не взглянул на нее.
— Да, везде гармония и покой. А небо — такого сказочного голубого цвета!
Джокио будто и не слышал ее. Он тихо прошептал сам себе:
Твой сон живет
Под небом под чужим,
Мой сон окончен.
Хай Лин повернулась к нему.
— Прости — ты что-то сказал?
Джокио стоял, закрыв лицо руками, и не отвечал.
— Что случилось? Что ты сказал? — с тревогой повторила она.
Наконец Джокио пришел в себя. Он опустил руки, встал и выпрямился.
— Ничего... это стихотворение... вспомнилось. Я не... это... не важно. — Он откашлялся и сделал очевидное усилие, чтобы сохранить спокойное выражение лица. — С вашего разрешения, я хотел бы предложить отдохнуть в ближайшем обеденном зале.
  Он снова не стал ее ждать и поспешил вперед по стеклянному мосту. Шаги его длинных ног были куда длинней шагов Хай Лин, поэтому ей приходилось бежать, чтобы поспевать за ним. Она бросила удивленный взгляд на пейзаж внизу. Что же так расстроило Джокио?
— Я не могу вам обещать, что мы сумеем войти в купола через ту дверь, которую когда-то  использовали. Ее могли и замуровать.
  Вилл шла за Пандрой по извилистой тропинке между скал. Ее эти слова не очень встревожили.
— Не важно, мы найдем способ войти. Мы просто хотим подойти к куполам как можно ближе. Главное, чтобы нас никто не заметил.
  Она обернулась. Тарани, Ирма и Корнелия кивнули ей. Пока они не знали, как их примет  Повелитель Бурь, разумнее всего было приближаться медленно и незаметно. Судя по рассказам Пандры и ее друзей, ничего хорошего от него ждать не приходится.
  Тропинка вдруг пошла резко вниз вдоль неожиданно зеленого склона, полностью скрытого от  ветров крутыми скальными стенами. Склон спускался террасами, на которых были устроены длинные поля. Вилл увидела несколько ирригационных каналов и водяных насосов, работавших от маленьких ветряных мельниц. Еще ниже, на относительно ровном участке, в загоне паслось несколько животных с коричневым мехом.
—  А здесь всегда такая погода? — спросила Ирма, глядя на темно-серые облака над головой. —  Солнце никогда не светит?
— Нет. Когда-то, в моем детстве, оно светило, но теперь — нет. Иногда, очень редко, оно  пробивается сквозь облака.
— И дождей тоже не бывает? Только ветер?
— Да, чтобы работали турбины, обеспечивающие купола электричеством, ветер должен дуть с большой силой. Если он слабеет, Повелитель Бурь устраивает новую грозу. Теперь ему уже не нужны бесконечные бури. Вся система настолько разладилась, что теперь области высокого давления бесконечно сталкиваются с областями низкого давления, и грозы получаются сами собой.
  Пандра сбежала по лестнице, выбитой в скале вдоль полей. Она двигалась очень быстро, несмотря на тяжелый узел в руках.
— Вы так много знаете о грозах, — заметила Тарани.
— Из всех «снесенных ветром» я знаю о грозах больше всех. Когда-то я была ассистентом  Повелителя Бурь второго класса. Остальные работали на турбинах, а еще среди нас есть несколько человек из Департамента будущего наследия.
— Что это за департамент? — спросила Вилл, с трудом поспевая за рассказом Пандры.
— Они воспитывают детей и занимаются их образованием. Разве в вашем мире нет такого  департамента?
— Конечно, — быстро ответила Ирма. — У нас это называется школой, это чудесное место, когда тебя там нет.
— Департамент будущего наследия не просто неприятен... Они врут детям. Я была уже взрослой, когда узнала правду о землях, которые лежат запределами куполов, но там еще осталось много взрослых людей, которые просто не хотят признавать истину. Они продолжают врать самим себе, что всё хорошо.
— Подождите минутку, — крикнула Корнелия. Она шла сзади и сейчас находилась выше на склоне. — Я хочу поблагодарить за обед.
  Она прошла между овощными грядками, и Вилл увидела, как растения подросли и расправились —  Корнелия наполнила их жизнью. Весь склон, как один большой зеленый лист, похорошел и вырос, стал ярче. Пандра была потрясена.
— Ага, Корнелия у нас — молоток, — с усмешкой сказала Ирма. — Вам не кажется, что эти животные хотят пить?
  Она подняла руку, и под ногами изумленных животных образовалась крошечная заводь.
— Вы потрясающие, — прошептала Пандра. — Не знаю, как вас благодарить.
—  Ваша помощь — это и есть благодарность, — улыбнулась Вилл.
Ее хорошее настроение скоро прошло. Ирма, заметив это, догнала подругу.
—  Всё не так-то просто, — тихо сказала Ирма. — Вода не хочет выходить на поверхность. Я силой заставила ее подняться. Думаю, к утру от моей заводи ничего не останется. В воздухе витает  какое-то неправильное колдовство...
— Знаю, я его тоже чувствую, — ответила Вилл.
   Девочки спустились на последнюю ступеньку, и жестокий порыв ветра ударил их. Обтягивающая туника Пандры не шевельнулась, а Корнелии пришлось бороться и с волосами, и с юбкой.
— И как вы только живете при таком ветре, Пандра? — крикнула она. — Я бы с ума сошла!
  Вилл были понятны ее чувства, хоть и сейчас Корнелия казалась фотомоделью перед вентилятором в фотостудии. Вилл уже устала от бесконечного гула ветра, и ей хотелось вернуться в уютную пещеру. Но тогда они не найдут Хай Лин!
—  В самом начале мне тоже так казалось, — призналась Пандра. — Я привыкла к управляемой погоде куполов. Есть только одно средство: думать о чем-нибудь другом и надеяться на будущее, ожидая Великой тиши.
— А что такое Великая тишь? Можно прямо сейчас ее попробовать? — спросила Ирма. — Моим волосам она просто необходима.
  Пандра остановилась у калитки загона и повесила свой ковровый узел на верхний металлический прут решетки.
— Великая тишь — это просто надежда, — сказала она, и в ее голосе прозвенела боль. — Дурацкая мечта о том, что когда-нибудь все ветры успокоятся и Виндмор вновь станет миром гармонии и процветания. Я не верю, что такое время придет.
  Она легко перепрыгнула через калитку.
— Нельзя жить без мечты, — прошептала Тарани на ухо Вилл. — Если бы Хай Лин была здесь, мы могли бы дать им послушать эту тишину.
— Мы что, поедем верхом на этих зверях?
  Ирма заподозрила неладное — она показала на животных в загоне, похожих на лам. У них были  мощные ноги и большие головы. Пандра тихо свистнула, и они осторожно приблизились.
— Оставайтесь здесь, а я с ними договорюсь, — сказала она. — Уверена, найдутся пять  добровольцев, чтобы довезти нас до помойки.
— Договоришься? — потрясенно повторила Вилл. — Хочешь сказать, они разговаривают?
— Не совсем, но, похоже, они понимают некоторые мысли. Бакмы были здесь еще до куполов, и среди наших предков они почитались как самые ценные домашние животные. Нам повезло: мы встретили последних диких бакм, пасшихся здесь. В древних легендах сказано, что наши предки умели общаться с ними. Мы поняли, что тоже можем разговаривать с ними, только когда сняли шлемы. Я пока еще только учусь...
  Она повернулась и пошла к настороженному стаду.
— Вилл, может, пойдешь с ней? У тебя с животными хорошо получается, — предложила Корнелия.
— Думаю, Пандра хочет попробовать сама, — ответила Вилл, не отрывая глаз от тонкой фигуры.
  Пандра поглаживала морду самого крупного животного.
— Что меня удивляет, — сказала Тарани, прислоняясь к забору рядом с Вилл, — Пандра не раз говорила, что для того, чтобы стать «снесенными ветром», они сняли шлемы... Но они до сих пор носят своего рода шлемы. Лиц-то не видно...
— А я думала, это маски, которые защищают их от ветра.
— Сначала я тоже так подумала. Но я спросила про них у Пандры, когда помогала ей наполнить фляги водой. Угадайте, что она ответила?
- Что?
— Она сказала: «Не все так прекрасны, как вы». Странный ответ, да? Она явно не хотела об этом говорить, так что я не стала продолжать разговор.
— Ну, это правда, таких умниц, красавиц и милашек, как мы, еще поискать... — с пафосом заявила Ирма, помахивая крылышками.
— Точно, но Пандра не очень-то похожа на Урию, любимца миссис Боксер. То, что она сказала, — очень странно, — заметила Корнелия.
— Может, она и впрямь так думает... Вилл замолчала, потому что увидела: Пандра возвращается, а за ней идут пять бакм. Пандра сияла.
— Получилось! — прозвучал ее голос в голове у Вилл. — Пойдемте, поможете их оседлать.
—  Нет, я больше не хочу!!!
  Со стоном Ирма соскользнула с седла бакмы, которая несла ее спокойным шагом всю дорогу от полей «снесенных ветром» до долины у огромных куполов. Каждый мускул ее тела ныл, и она чувствовала приступ морской болезни, то есть, конечно, седельной болезни, или как там ее назвать в таких обстоятельствах.
  Ледяной ветер так и не стих. Пандра, которая отлично умела читать по облакам, сказала, что всё не так плохо, но Ирма с ней не согласилась. У нее шумело в ушах, резало глаза, а пальцы онемели — она изо всех сил вцепилась ими в шерсть бакмы. Она бы с радостью отдала все свои карманные деньги за целый год в обмен на возможность понежиться в горячей ванне сколько душеньке угодно. Но, похоже, виндморианцы не знали ни что такое карманные деньги, ни что такое ванная. И сейчас Ирме ничего не оставалось, как только последовать примеру Пандры и спрятаться за шеренгой высоких металлических цилиндров.
  Пандра показала им на вход. Они пристально смотрели на ближайший купол, окруженный странным мерцающим сиянием.
— Когда вы пройдете через оптическое поле, вы увидите дверь. Она должна быть незапертой.
— Если даже она заперта, мы сумеем войти, — сказала Корнелия. — Что такое оптическое поле?
— Это проекция, показывающая другую реальность. Проходить сквозь это поле не опасно, вы поймете, что оно собой представляет, когда окажетесь на другой стороне. По идее, вас не должны заметить, но я не могу ничего обещать.
  Бакма потерлась носом о шею Ирмы, и девушка легонько оттолкнула животное в сторону. Вилл по-дружески почесала свою бакму между ушами.
— Ну, пора сказать «спасибо» за то, что вы нас подвезли. Ты сможешь довести их всех обратно, Пандра?
— Конечно. Надеюсь, вы найдете свою подругу. Удачи!
  Пандра еще раз очень глубоко и торжественно поклонилась им.
— Ты заслуживаешь дружеского объятия, Пандра, — решила Ирма и быстренько ее обняла. — Там, откуда мы прибыли, мы именно так прощаемся с друзьями.
  Все подруги по очереди обняли Пандру. Она была смущена и в то же время очень рада.
— Спасибо за помощь, — сказала Тарани.
— Мне жаль, что я больше ничем не могу помочь. Но «снесенные ветром» могут выжить, только не привлекая к себе лишнего внимания. Никто не говорит про нас. Они бы предпочли забыть о нашем существовании, поэтому-то я не могу войти с вами...
—  Этого и не нужно. Мы справимся, — настаивала на своем Тарани.
— Да, что-то подсказывает мне, что вы обладаете мощной энергией. Жаль, что вы не можете...
Пандра осеклась.
— Что мы не можем остановить ветер и создать Великую тишь, черт, ну и абракадарба, —  вздохнула Ирма. — Поверьте, я была бы рада попробовать отключить этот бесконечный фен для волос, но мы должны найти Хай Лин.
— Даже для нее это было бы непросто, — устало сказала Вилл. — Да, Пандра, мы обладаем сильным волшебством, но его недостаточно, чтобы восстановить гармонию целого мира.
— Да нет, я и не думала, — пробормотала Пандра, и бакмы беспокойно зафыркали, как будто ее грусть передалась им. — Я же говорю, это лишь бессмысленная мечта. Ну, торопитесь в укрытие. Погода портится. Мне надо спешить.
  Подруги помахали ей и подошли к указанному Пандрой куполу. Вилл пошла впереди и без колебаний вступила в мерцающий слой, окружавший купол. Ирма замыкала шествие. Она с удивлением заметила, что трепещущее мерцание легло цветными пятнами на ее тело, как будто она шла перед кинопроектором. Они прошли двадцать шагов и оказались около купола. Они без труда нашли дверь — она была низкой, полукруглой, почти вросла в землю. На полированной поверхности не было ни дверной ручки, ни скважины для ключа.
— Позвольте-ка мне, — сказала Корнелия и положила руку на дверь.
Дверь тут же послушно сдвинулась в сторону, и девочки поспешили внутрь: им хотелось скрыться от ветра. Ирма в последний раз оглянулась и остолбенела.
— Так вот что Пандра называла другой реальностью!
В той стороне, откуда они только что пришли, вдруг появилось озеро, заросшее по берегам камышами. На его поверхности покрякивали маленькие птички, похожие на уток, легкий ветерок рябил воду, поблескивающую на солнце.
— Видимо, снаружи купол окружает гигантская проекция, — сказала Тарани и подняла голову. — Лампы создают иллюзию солнечного света. Настоящий ландшафт вообще не виден.
  Девочек насторожил отдаленный звук голосов. Он исходил с другого конца туннеля, который открывался передними. Они лишь различили метрах в пятидесяти белый квадрат света.
— Отойдите в сторону, — прошептала Корнелия и  бросилась закрывать дверь.
Они стояли в полутьме и вглядывались в пустынный коридор.
— Так, — сказала Ирма. — Нас не засыпало песком снаружи, но что ждет нас здесь?
  Вилл вызвала Сердце Кондракара. Подруги столпились вокруг Вилл, чтобы мягкое розоватое свечение Сердца не привлекло чужого внимания.
— Я еще не чувствую Хай Лин, — вздохнула Вилл через несколько минут. — Мы могли бы телепортироваться, но я не уверена, что это сработает.
— Может, Ирма была права, — заметила Корнелия. — Может, мы оказались не в том мире?
— Оракул не послал бы нас в Виндмор, если бы ее здесь не было, — твердо сказала Тарани. — Я уверена, что всему этому существует логическое объяснение. Мы ее найдем.
  Ирма поморщилась.
— Хорошо. И что дальше? — повторила она. Вилл убрала Сердце, и темнота поглотила их.
— Безопаснее всего сейчас стать невидимыми, — тихо сказала Вилл. — В первую очередь надо разыскать Повелителя Бурь. Он должен знать, где найти Хай Лин.

0

3

Глава 5. Башня Гроз
Хай Лин сидела в столовой и с удивлением смотрела на овальный поднос, открывшийся в крышке стола. В семи маленьких отделениях подноса лежало по кубику. Джокио сидел напротив нее. Он получил поднос, на котором было больше кубиков. Похоже, так выглядела здешняя еда.
— Гм... спасибо, — пробормотала Хай Лин.
— Не стоит-благодарности. Ваш шлем вычислил, что ваш организм нуждается в этих элементах.
  Этот ответ навел Хай Лин на мысль, что она разговаривает с роботом. С тех пор как они покинули Поющий лес, Джокио был сам на себя не похож. Из стола вдруг выросла тонкая металлическая трубка, и Джокио рассеянно поставил свой стакан рядом с ней. В стакан полилась вода, но Джокио вряд ли заметил это. Он спохватился только тогда, когда вода чуть не перелилась через край.
    Хай Лин наполнила свой стакан, послав трубке мысленные команды «включить» и «выключить», но шлем стал ей уже надоедать. Она посмотрела на поднос, потом на Джокио, потом обвела взглядом помещение столовой. Оно было раз в десять больше кафетерия в Шеффилдской школе.    Длинными рядами стояли столы и стулья. В этой столовой могло бы одновременно обедать больше тысячи человек, но назвать ее уютной было бы большим преувеличением. Особенно сейчас, когда в ней почти никого не было. За отдаленным столом сидела группа людей с голубыми лентами на плечах. Впервые с момента прибытия в Виндмор Хай Лин почувствовала, что хочет домой. Ей вспомнился ресторанчик родителей и аромат утки по-пекински в кисло-сладком соусе с вареным рисом.
  Она осторожно взяла один кубик, подсмотрев, как это делает Джокио. Вкус его был непонятен — ни вкусный, ни невкусный. Следующий кубик был немного получше.
— Хмм... немного напоминает куриный суп...
Джокио посмотрел ей в глаза.
— Не понимаю. Что значит «куриный».
— Куриный? У вас нет куриц? Они такие, э-э...ну, знаешь...
Хай Лин принялась довольно правдоподобно кудахтать. Джокио с изумлением наблюдал за ней.
— Думаю, кошек и собак у вас тоже нет?
Джокио расплылся в улыбке, наблюдая череду обычных домашних животных в исполнении Хай Лин. Когда она попыталась поржать по-лошадиному, он наконец расхохотался так громко, что семеро на другой стороне столовой обернулись к ним. Хай Лин развеселилась. Хоть в ресторанном рейтинге еда и не набрала бы большого количества очков, она все-таки насытилась, а когда Джокио рассмеялся, она окончательно расслабилась. Она боялась, что расстроила его или разозлила. Было бы последним делом поссориться с единственным знакомым виндорианцем.
— У вас совсем нет домашних животных? — спросила она, отправляя в рот последний кубик.
— У нас есть много видов домашних животных, но поголовье каждого вида невелико. Мы уже не так зависим от них, как наши предки. Возможно, вы захотите после обеда взглянуть на наших бакм?
  Хай Лин так и не узнала, что такое бакма, потому что Джокио вдруг вздрогнул. Его улыбка испарилась, а опустошенные подносы сами собой убрались в стол. Хай Лин хотела было заговорить, но Джокио вскочил из-за стола.
—Я получил сообщение. Повелитель Бурь хочет видеть нас как можно скорее. Надеюсь, вы позволите мне сопровождать вас.
  Хай Лин не знала, что делать. Ей совсем не хотелось больше встречаться с Повелителем Бурь, но Джокио с нетерпением размахивал руками, и она нехотя встала.
  Скоро они снова вошли в транспортное «яйцо». Больше Хай Лин не пыталась проследить путь по туннелям куполов — они мчались слишком быстро. Последняя часть пути проходила по вертикальному туннелю — они, видимо, приехали в высокую башню. Девочка была рада, что у нее не закружилась голова. Наконец они остановились в пустом коридоре. Дверь отъехала в сторону, и перед ними открылся сводчатый зал, который Хай Лин тут же узнала. Это был зал с большой платформой и металлическими колоннами — тот самый, с которого началось ее знакомство с Виндмором. На этот раз крыша была закрыта, а зал освещался лампами.
  Повелитель Бурь стоял на платформе спиной к ним. Между колоннами вспыхивали маленькие голубые искорки. Как только он повернулся к гостям, искры исчезли.
— Усовершенствования шлема, изобретенные вами, Джокио, работают безупречно. Ассистенты второго класса внесли необходимые изменения в колонны. Ошибка, из-за которой эта девушка попала сюда, больше не повторится.
  Джокио низко поклонился:
— Я рад, Повелитель Бурь. Мы пришли, как вы и просили.
— Хорошо. — Повелитель Бурь спустился с платформы по короткой лесенке и подошел к ним. — Добро пожаловать в Башню Гроз, Хай Лин.
  Он небрежно кивнул ей.
— Благодарю вас, Повелитель Бурь.
Хай Лин пришлось задрать голову, чтобы посмотреть в его проницательные синие глаза.
— Я позвал вас, чтобы продемонстрировать кое-что.
Потолок над головой стал разъезжаться, и Хай Лин увидела темно-серое грозовое небо. Ее удивило, как быстро испортилась погода. В последний раз, когда она видела небо, оно было ярко-голубым и совершенно безоблачным.
  Вдруг порыв ветра ударил прямо в башню, и у нее не осталось времени на размышления.  Казалось, кто-то впустил в зал невидимого дикого зверя. Ветер налетел разом со всех сторон, выбил воздух у нее из легких и почти сбил с ног. Повелитель Бурь и Джокио с трудом добрались до стен и схватились за надежно приделанные поручни.
— Успокойся, — сказала Хай Лин ветру.
  Что-то пошло не так. Она чувствовала, что делает именно то, чего хочет от нее Повелитель Бурь, но все-таки подняла руки и дотронулась до своей стихии.
  Через секунду Хай Лин поняла — никогда в жизни она не сталкивалась с ветром такой силы. Она не ощущала свободы и легкости, которые всегда наполняли ее, когда она соприкасалась с силой ветра. Ветер был точно бешеный зверь, попавший в ловушку, но всё еще неистово сопротивляющийся. И она против него сражалась. Воздух наполнился невидимой силой, которую Хай Лин не понимала — пока она не осознала, что здесь присутствовало колдовство, неизвестное ей!
  Конечно! Колдовство Повелителя Бурь!
Короткого взгляда в сторону человека в серебристом костюме было достаточно, чтобы понять: она не ошиблась. Он пристально смотрел на нее и пытался удержаться на ногах, вцепившись в поручни. И тут же Хай Лин поняла, что он вызвал эту бурю только для того, чтобы проверить ее силу.
«Он не понимает, что делает», — промелькнуло у нее в голове.
Ее охватил чудовищный порыв ветра, но Хай Лин напрягла все силы. Гроза разбушевалась, стены и крыша ходили ходуном, и от этого на лице Джо-кио был написан явный ужас. Сейчас Хай Лин так не хватало ее подруг-чародеек! Воздух был заряжен чем-то, похожим на боль.
— Давай-давай, тише, дружок, — этими же словами она уговаривала бы испуганное животное. — Не надо расстраиваться, я тебя выручу.
Хай Лин осторожно пробовала свои силы. В воздухе летали какие-то странные волшебные шипы. Они царапали и разрывали всё вокруг. Хай Лин аккуратно упаковывала шипы в капсулы и растворяла их в воздухе. Сначала ей было нелегко, потому что приходилось защищаться от ветра и одновременно противостоять колдовству Повелителя Бурь. Но постепенно ветер поутих, и ей уже не надо было напрягаться, чтобы устоять на ногах.
«Тише, тише, расслабься, — мысленно говорила она ветру. — Еще немного».
  Небо над ней прояснилось. Краем глаза она видела, что изумленный Джокио подошел ближе.
  Повелитель Бурь оставался у стены. Наконец она послала вверх волну волшебства — и не почувствовала сопротивления. Хай Лин медленно опустила руки.
  И в тот же миг замерла в тревоге. Повелитель Бурь опять пытался проникнуть в ее мозг — пока она сопротивлялась буре, он пытался взять власть над ее волшебством.
— Прекратите! Отойдите от меня!
Она не знала, подумала ли она эти слова или прокричала вслух. Но в следующую секунду она ощутила результат этой странной борьбы двух волшебных сил — мощный порыв ветра ворвался в открытую крышу и отбросил ее и Джокио назад. Виндморианец с глухим стуком ударился о стену и ополз на пол.
— Джокио!
Хай Лин с трудом вскочила. Повелитель Бурь убрался из ее головы. Она заставила себя хранить спокойствие и еще раз применила волшебство.
  Через несколько секунд ветер превратился в безобидный бриз, и она поспешила к Джокио. Он лежал, не двигаясь. Задняя часть его шлема сильно смялась в том месте, где он ударился о стену.
— Джокио, ты цел?
Хай Лин взяла его за плечи и перевернула на спину. Его глаза были закрыты, а на щеке вдоль шлема тянулся порез. В панике Хай Лин пыталась понять, как снять шлем. Вдруг (хотя она к нему даже не прикасалась) шлем стал уменьшаться, пока не превратился в маленькую маску вокруг глаз. Джокио тихо застонал, Хай Лин быстро сняла маску и осторожно протерла его рану. Она увидела пушистые и черные, как ночь, волосы Джокио. Вдоль линии волос из белой кожи лба выступало семь или восемь одинаковых черных шишек. Его темные брови свело от боли, но наконец он пошевелился, и Хай Лин вздохнула с облегчением:
— Ох, ну ты меня и напугал!
  Он открыл глаза и встретился с ней взглядом. С полминуты на его губах играла улыбка, но потом он провел рукой по лицу и... повернулся спиной к девочке.
— Осторожно! Осторожно! Вы в опасности — мой шлем пропал!
— Он здесь. — Хай Лин подняла шлем и протянула его Джокио. — Я сняла его, потому что ты был ранен, и...
— Вы сняли его?
Всё еще не поворачиваясь к ней, он взял из ее рук маску. Хай Лин заметила, что, может быть, в первый раз за всё время их общения он задал прямой вопрос.
— Да, я боялась, что...
Она не успела договорить. Джокио приложил маску к липу, шлем развернулся, прижался к его голове, и Джокио рванулся к выходу. Хай Лин вскочила на ноги:
— Джокио, стой!
Она бросилась за ним, но тут услышала голос Повелителя Бурь:
— Оставьте его, пришелица с Земли. Ни один виндморианец никогда бы не сделал того, что сделали вы.
  Он стоял у нее за спиной, сложив руки на груди. Хай Лин не слышала и не видела, как он подошел. Больше всего на свете ей хотелось заорать, что ни один землянин никогда бы не сделал того, что сделал он. Это всё из-за него! Что он задумал?
Но вместо этого она спросила:
— Что вы имеете в виду?
— Как — что? Ни один виндморианец никогда бы не унизил себя прямым вопросом, ноя понимаю, что вам неизвестны обычаи нашего мира, поэтому я объясню, в чем тут дело. Вы использовали силу своего шлема, чтобы открыть шлем Джокио. Это был совершенно неправильный поступок.  Мы носим эти шлемы, чтобы защитить друг друга от случайных волшебных порывов. Страшные вещи случаются с теми, кто рискует взглянуть на ужасающее выражение лица другого человека.
— Ужасающее?
Повелитель Бурь повернулся к ней спиной и не ответил. Крыша стала закрываться, а дверь, захлопнувшаяся за Джокио, открылась. Вошла одна из ассистенток. Повелитель Бурь не ответил на ее поклон, а указал ей на Хай Лин:
— Будьте любезны вернуть эту девушку в ее комнату.
— Но... — начала было Хай Лин.
Повелитель Бурь повернулся к ней, и она осеклась.
— Благодарю вас за демонстрацию волшебных возможностей, пришелица с Земли. Не сомневаюсь, вы принесете нам много пользы. Наша приятная дискуссия подошла к концу, но я буду с нетерпением ждать нашей следующей встречи. Прощайте.
  Хай Лин спрыгнула с высокого стула и прошлась по комнате. Она уже хорошо выучила, сколько шагов от одной боковой стены до другой — она пересчитала их двадцать семь раз: двенадцать шагов. И еще двенадцать шагов между двумя другими стенами. Комната, которая так понравилась ей на первый взгляд, теперь казалась ненамного лучше тюремной камеры. Единственное окно находилось не в стене, а на потолке, так что сквозь него был виден лишь кусочек безупречно голубого неба.
  Хай Лин попыталась открыть дверь с помощью шлема, но у нее ничего не вышло. Наверняка это дело рук Повелителя Бурь. Она была заперта и ничего не могла с этим поделать. Можно было бы воспользоваться волшебством и вылететь в окно, но... лететь-то некуда. Хай Лин попала в ловушку в чужом измерении и догадывалась, что Повелитель Бурь строит относительно нее планы, не сулящие ничего хорошего. Он хотел увериться, что она останется на своем месте.
— Вилл! Девочки! Где же вы? — беспомощно бормотала она. — Мне очень нужна наша сила, чтобы выбраться отсюда. Где вы пропадаете?
Хай Лин повернулась на девяносто градусов и пошла в другом направлении. Ее мысли постоянно возвращались к тому, что произошло в Башне Гроз. Она вспомнила всё, начиная с того, как колдовство Повелителя Бурь проникло в воздух, словно невидимый яд, и заканчивая тем, как он пытался вторгнуться в ее мозг и взять под свой контроль ее волшебную силу. Пусть только попробует повторить это! При следующей встрече Хай Лин первым делом скажет ему об этом.
  Но больше всего ее беспокоил Джокио. Мысли о нем расстраивали ее и сбивали с толку. Он рассказывал ей о шлеме как о некой комбинации портативного компьютера и мобильника, и она совсем не задумывалась о том, что шлем закрывал большую часть лиц виндморианцев. Повелитель Бурь назвал их лица опасными и отталкивающими. Хай Лин не понимала почему. Она не заметила в лице Джокио ничего странного, наоборот. Со вздохом дошла она до точки и снова залезла на высокий стул. Тишина лишала ее присутствия духа, поэтому она постукивала пальцами по поверхности стола.
  И тут она заметила у кровати свою сумку. Она достала из нее блокнот для набросков. Первые страницы были заполнены эскизами, на которых Хай Лин пыталась изобразить разных инопланетян; были там и наброски полной луны — такой, какой она увидела ее в телескоп в обсерватории профессора Линдона. Наконец она нашла пустую страницу, на которой можно было работать. Ей очень хотелось рисовать. Хай Лин быстренько нашла в боковом кармане карандаш и приступила к работе. И даже когда открылась дверь и в комнату вошел Джокио, она не оторвалась от работы.
— Привет, — сказала она, даже не взглянув на него. — Мне очень надо с тобой поговорить — дай только закончить.
  Она не могла не улыбнуться его вежливой манере задавать вопросы, ничего не спрашивая:
— Я не знаю, что вы делаете, Хай Лин. Надеюсь, мне будет позволено взглянуть поближе.
— Минутку. — Она заштриховала тени и провела последнюю линию. — Вообще-то я нарисовала это для тебя. Это самое красивое, что я увидела в Виндморе.
Довольно кивнув, она встала и развернула набросок к Джокио. Он громко ахнул.
Глава 6. Открытые лица
Будучи невидимым, тяжелее всего двигаться так, чтобы никто не врезался в тебя и не задумался над этим. Корнелия изо всех сил вжалась в стену, когда мимо нее по коридору пробежала группа из семи-восьми детей в шлемах и серебристых костюмах в сопровождении взрослого виндморианца. Ирма втянула живот и отправила Корнелии мысленное сообщение:
— Мы встречаем только детей и взрослых, которые подозрительно похожи на учителей. Боюсь,
мы оказались в школе — Хай Лин точно не стала бы здесь торчать!
— Ты права, надо убираться отсюда, — беззвучно согласилась Корнелия.
  Девушки прошли вдоль ряда комнат со стеклянными стенами. Высокие столы и стулья были пусты. В окне на другой стороне коридора подруги увидели то, что, как они знали, было ложной реальностью. И всё же Корнелия содрогнулась. Деревья, поля, небо, залитое полуденным солнцем, — всё казалось таким настоящим!
— Интересно, куда все подевались? — передала Корнелия мысль подругам.
— Может, обед? — предположила Ирма. — У меня в животе тоже голодный бунт.
— У тебя когда-нибудь бывают передышки между голодными бунтами? Смотри, чтобы твой
желудок не бунтовал, а то нас обнаружат...
Ирма вздохнула так громко, что они действи¬тельно услышали ее.
— Почему они нигде не вешают карты города? Любой турист заблудится!
Вилл и Тарани шли впереди. Они замахали ру¬ками, подавая знак поторопиться.
— Думаю, у Тарани возникли мысли по поводу нашего маршрута,  — приободрила  Корнелия
Ирму. — Пандра рассказывала ей о куполах по пути сюда.
  Ирма прошла мимо двери с квадратным окошечком. Сквозь него она заметила комнату, в кото¬рой стояли детские кроватки под круглыми одеяль¬цами. На кровати рядом с дверью одеяло было откинуто. Взрослая женщина укачивала младенца. Красная тень на ее плече была единственной вспышкой цвета в абсолютно белой комнате. Ирма остановилась посмотреть, но Корнелия потащила ее к подругам, которые ждали у закрытой двери.
— Корни, помоги, — попросила Тарани. Наморщив бровь, Корни рассматривала серо¬ватую поверхность двери. В четвертый раз за этот день ее просили открыть закрытую дверь. В первых трех случаях у нее было ошушение, что двери за¬крыты с помощью неизвестного ей волшебства. Открывались они легко, но она ощущала некое сопротивление.
  Несмотря на опасения, она положила руку на дверь и заставила ее открыться — отодвинуться в сторону. Прямо перед ней предстал широкоплечий виндморианец. У него на голове был шлем с золотыми кругами.
  Корнелия застыла на месте. Подруги у нее за спиной тоже не шевелились. Повелитель Бурь, казалось, смотрел прямо на них.
— Добро пожаловать, незнакомки. Мы не видим вас, но ощущаем ваше присутствие.
— Ох, а я-то уж подумала, это мой бунт нашумел, — прозвучал в голове у Корнелии голос Ирмы.
  Высокий человек грациозно поклонился им. Корнелия взглянула на Вилл и увидела, что Тарани делает то же самое.
«Ох уж эти двери, — подумала она и передала эту мысль подругам. — Они, наверное, почувствовали волшебство, которое я применяла, и выдали меня своему главарю».
- Будем атаковать его? — спросила Тарани.
  Вилл покачала головой:
— Он не угрожал нам. По-своему он прав: мы проникли сюда без приглашения. Мы должны извиниться и узнать, не слышал ли он о Хай Лин. Мы не можем воевать...
Повелитель Бурь вновь заговорил:
— Я чувствую ваше сомнение, пришельцы. Предлагаю вам вести себя как честные гости и открыть ваши истинные лица.
Корнелия посмотрела на Вилл — та легким жестом сделала себя видимой. Все быстро последовали ее примеру, и Повелитель Бурь с интересом осмотрел их. Вилл начала разговор:
— Благодарим вас за гостеприимство. Меня зовут Вилл, а это мои друзья: Ирма, Тарани и Корнелия. Мы прибыли в Виндмор, чтобы найти нашу подругу Хай Лин. Мы надеемся, вы знаете, где она.
— Ваша подруга, — повторил Повелитель Бурь. — Вы прибыли, чтобы забрать ее домой?
— Да, — с жаром ответила Ирма. — Она довольно худая, у нее длинные темные волосы и свое
образная манера одеваться. Мы должны найти ее как можно скорее. Знаете, где она?
  Высокий виндморианец кивнул:
— Да. Вообще-то знаю.
Волна облегчения прокатилась по напряженному телу Корнелии. Они нашли Хай Лин! Проще и
быть не могло. Вилл и остальные девчонки тоже обрадовались.
— Мы рады это слышать, — улыбнулась Вилл. — Будьте любезны, проводите нас к ней.
Повелитель Бурь посмотрел на каждую из девушек. Корнелии не понравился этот оценивающий взгляд — взгляд боксера, входящего на ринг.
— Осторожно, — только и успела передать она подругам.
Повелитель Бурь поднял руки, и волна волшебной энергии сбила Корнелию с ног. Она увидела, что подруги тоже упали. Корнелия попыталась собраться с силами, встать, дать отпор, но ее разбил паралич.
— Нет. Боюсь, вы не сможете увидеться с вашей подругой. Она мне еще нужна.
Ответ на вопрос Вилл прозвенел в голове Корнелии, но темнота в глазах засосала ее, и все мысли ушли.
— Но... это же... это... мое лицо без... — Глаза Джокио превратились в крошечные щелки, а рот скривился. — Не понимаю, как можно назвать его красивым... Оно так уродливо.
— Нет! — Хай Лин с тяжелым ударом бросила блокнот на стол и наклонилась к Джокио. — Успокойся, Джокио, и послушай, что я тебе скажу. Ты ошибаешься! Я знаю, Повелитель Бурь говорит вам, будто вы некрасивы, и я считаю, что он врет. Мне нравится твое лицо, твои волосы и маленькие шишки, острые уши и аккуратный нос. Ты когда-нибудь смотрел на себя в зеркало без маски? Вот увидишь, ты красивый!
  После этого монолога ей пришлось взять паузу, чтобы отдышаться. Она почувствовала, что впервые с тех пор, как прибыла в Виндмор, сказала нечто очень важное. Джокио стоял, широко раскрыв рот от изумления.
— Я не верю, — пробормотал он и снова замолчал.
— Джокио, поверь, я не вру. Не могу понять, зачем Повелителю Бурь или еще кому-то в Виндморе
пришло в голову прятать ваши лица под масками.    Вы слишком красивы для этого.
— Но у нас не было выбора. Мы узнали, насколько опасно для людей в юном возрасте видеть наши лица. Без этих шлемов наше волшебство не поддается контролю, оно опасно — могут случиться очень страшные вещи.
— Я смотрела на тебя, и ничего страшного со мной не произошло. Я не верю, что это правда!
— Вы хотите сказать, что...
— Да! Вот именно! Я это и говорю! Это всё  — ложь, от первого до последнего слова, злонамеренная ложь с целью заставить вас носить эти дурацкие шлемы, чтобы Повелитель Бурь мог управлять вами.
— Хай Лин, вы не понимаете. Он не управляет нами. Мы предоставили ему право контролировать
наши мысли, потому что он знает, что нужно делать, и делает всё правильно.
— Ну, я ему ни капли не доверяю после того, что он натворил в Башне Гроз. Он пытался взять
под свой контроль мою волшебную силу. Без моего разрешения! Это ты называешь правильным поведением?
  Джокио тяжело плюхнулся на стул напротив нее. Он едва ли понимал, где находится и что с ним. Хай Лин еле заметно усмехнулась — забавно было наблюдать, как растерялся Джокио.
Наконец он резко поднял голову и задал ей прямой вопрос:
— Сегодня в Башне Гроз вам ведь пришлось нелегко? Вам пришлось побороться, чтобы ветер успокоился — я видел. Или я ошибаюсь?
  Всё рвение Хай Лин тут же улетучилось.
— Да, — призналась она. — Мне пришлось туго. Это сложно объяснить, но мое волшебство и колдовство Повелителя Бурь... они... очень разные... почти противоположные... и боролась я не с грозой. А с его колдовством.
— А гроза-то была простенькая, — прошептал Джокио. Он, казалось, разговаривал сам с собой.
— Джокио, почему ты спрашиваешь меня об этом? В чем дело?
Джокио поднялся на ноги и пошел по маршруту, так хорошо нахоженному Хай Лин.
— Ваши друзья, о которых вы говорили, что они придут за вами... Вы можете сделать так, чтобы они прибыли сюда немедленно?
  Хай Лин вздохнула:
— Боюсь, что нет. Я пытаюсь мысленно связаться с ними, но не получаю ответа. Мне кажется, они
еще далеко отсюда.
— Попробуйте снять шлем. Одна из его функций — блокировка такого рода действий.
Хай Лин вздрогнула. Он всё время знал это — и не говорил ей?..
— Да, — грустно сказал Джокио, как будто он прочел ее мысли. — Шлем запрограммирован по
приказу Повелителя Бурь. Попробуйте снять его.
— Да, но как? Он прочно охватывает голову...
— Подумайте, что хотите снять его, как вы подумали про мой шлем. Я не программировал его
оставаться на голове, невзирая ни на что.
  Она сделала, как было сказано, и шлем стал уменьшаться, пока не превратился в маленькую ма¬ску вокруг глаз. Джокио снял шлем с лица Хай Лин и осторожно положил его на стол. И тут же Хай Лин подумала, что, если Вилл пыталась отыскать ее при помощи Сердца Кондракара, шлем мог скрывать ее от подруг.
— Пусть нам повезет, — с надеждой сказал Джокио.
Хай Лин мысленно громко позвала подруг. Она ничего не почувствовала — ответа не было.
— Нет, наверное, они далеко. Но я уверена: рано или поздно они появятся.
Сначала Джокио ничего не ответил, только плюхнулся на стул и посмотрел на ее рисунок. Ког¬да он наконец заговорил, Хай Лин напрягла слух, чтобы расслышать его.
— Я собираюсь задать вам еще один вопрос, потому что не знаю, что делать.
— Думаешь, я знаю ответ на твой вопрос?
— Что, если бы вы... однажды... давно... много лет назад... приняли решение... очень непростое решение, но тогда вам казалось, что вы поступаете правильно... хотя вам было очень больно... и другим вы тоже причинили боль... А теперь, спустя много лет, вы вдруг поняли, что всё было не так, как вы себе представляли. Если бы вы поняли, что тогда приняли неправильное решение. Что бы вы сделали?
  Джокио умоляюще посмотрел на Хай Лин. Она не знала, как поступить. Что она могла сказать ему? Очевидно, для него это крайне важно, и, возможно, ее ответ повлияет и на ее жизнь. Как всегда в минуту сомнения, ее мысли обратились к человеку, который был очень дорог ей, несмотря на то что она оставила свою земную жизнь, чтобы занять свое место среди мудрецов Кондракара.
— Мои действия зависели бы от того, можно ли еще изменить свое решение, — наконец сказала
она. — Моя бабушка однажды научила меня старинной поговорке: «Не важно, как далеко ты ушел
по неверной дороге — повернись и возвращайся».
  Синие глаза Джокио стали огромными. Он вскочил, опрокинув стул.
— Пойдем со мной. Нужно немедленно уходить.
— Уходить?
— Да, прямо сейчас.
Хай Лин ничего не понимала. Привычное спокойствие и достоинство Джокио испарились, он стал нервным и испуганным.
— Куда мы пойдем?
Юноша не успел ответить. Он запихнул блокнот в ее сумку, кинул вместе с курткой в руки Хай Лин, схватил ее за руку и потащил к выходу.
— Идем, быстрей!
Джокио не притрагивался к Хай Лин с тех пор, как помог ей встать, когда она пришла в себя в самом начале ее путешествия. То, что он вдруг пота¬щил ее куда-то, сильно напугало девочку, но всё же она изо всех старалась не отстать. Скоро они уже неслись в яйцеобразном транспортном устрой¬стве — на этот раз в другую сторону, внутри других, незнакомых Хай Лин куполов.
— Встань рядом со мной и смотри вниз, — напряженно сказал Джокио. — Сохраняй спокойствие и постарайся не показывать свое лицо.
  Хай Лин вцепилась в свою сумку и старалась смотреть на свои ботинки, как и просил ее Джокио. Каждый раз, когда они пролетали мимо другого транспортного яйца, Джокио заслонял ее.
«Он прячет меня от других, не хочет, чтобы уви¬дели, что я без шлема», — вдруг поняла она.
Они остановились перед дверью. Джокио при¬казал двери открыться. Они вошли в помещение, которое было похоже на станцию метро. От кру¬глой платформы на равном расстоянии друг от друга отходили пять широких туннелей, и у входа в каждый туннель стоял вагончик, готовый к от¬правке. Джокио потянул Хай Лин к одному из вагончиков.
— Джокио, ассистент Повелителя Бурь первого класса, прибыл для проверки зоны 1158, — произнес он вслух, входя в вагон и проталкивая впереди себя Хай Лин.
— Садись, — сказал он, указывая на сиденья, похожие на кресла из авиалайнера. Кресло было
слишком большим, но Хай Лин послушно забралась в него.
  Скоро они на огромной скорости летели сквозь туннель, и Хай Лин, нервно вцепившись в ручки кресла, искала глазами ремень безопасности.
Джокио возился в шкафу для посуды в задней части вагона. Он достал рюкзак и набил его чем-то вроде шоколадок, контейнерами с водой и сменной одеждой.
— Куда мы едем? — спросила Хай Лин. Джокио покачал головой:
— Не сейчас. Доверься мне.
  Очень скоро вагончик сбавил скорость и докатился до следующей платформы. Джокио подошел к низкой двери, испещренной всевозможными каракулями. Она открылась вверх, и Хай Лин увиде¬ла уходящий вниз коридор. Вдоль пола, стен и потолка тянулись полоски света. Хай Лин сделала было шаг вперед, но Джокио схватил ее за руку:
— Пожалуйста, подожди меня здесь. Я еще должен сделать одну вещь.
  Ожидая его, Хай Лин слышала гулкие удары своего сердца. В одном она была уверена: они сматывались. Мысль о том, что она наконец-то очу¬тилась далеко от Повелителя Бурь, обрадовала девочку, но все-таки ей было страшно. Как по¬ведет себя Повелитель Бурь, когда узнает, что они сбежали?
   Хай Лин показалось, что прошла целая вечность, но наконец Джокио вернулся. Он снял шлем и закрыл лицо обрывком ткани с прорезями для глаз. Маска явно была сделана им самим впопыхах.
—  Всё. Обратного пути нет, — застенчиво пробормотал он. — Но я все-таки не готов ходить совсем с открытым лицом, как ты. Пока не готов. Если нам повезет, они не сразу поймут, что я и мой шлем находимся в разных местах. Но дальше нам придется идти пешком: без шлема ничто не будет работать.
— Ничего, справимся, — приободрила его Хай Лин. — Показывай дорогу.
  Джокио взглянул на нее с высоты своего роста, и его лицо слегка перекосило.
—  Честно говоря, я не уверен, что знаю дорогу. Но нам в любом случае надо выбираться отсюда.
Это аварийный выход, ведущий наверх.
— Куда мы пойдем?
Джокио двинулся в путь, и Хай Лин прибавила шагу, чтобы поспевать за ним.
— Выйдем наружу и попытаемся разыскать мою знакомую. Если нам повезет, она сможет спрятать тебя, пока не появятся твои друзья.
— Меня надо прятать?
— Да, иначе твоя жизнь может оказаться в опасности. Повелитель Бурь... — Джокио нервно оглянулся через плечо и пошел еще быстрее. — Я пытался объяснить ему, что тебе грозит беда, но он собирается довести эксперимент до конца сегодня вечером. И он воспользуется твоей волшебной силой, чего бы это ему ни стоило.
— Воспользуется моей волшебной силой?
— Точно. Может быть, правильнее будет сказать, что он заставит тебя использовать волшебную силу. Это необходимо для успешного завершения эксперимента.
  Хай Лин вспомнила свои ощущения, когда Повелитель Бурь пытался пробраться в ее мысли, и содрогнулась. Хватит ли у него сил, чтобы заставить ее? Что-то ей не хотелось пробовать.
— Что это за эксперимент? — спросила она, перекрикивая гулкий звук торопливых шагов. —
Чем он так опасен?
— Это опасно, потому что он хочет заставить тебя попробовать твои волшебные силы в борьбе с
сильнейшей бурей в истории. Ему нужна эта буря, чтобы создать невероятный запас энергии, которую он будет использовать для своих нужд. До сих пор проблема была в том, что ветер становился слишком сильным и выходил из-под контроля. Тогда турбины ломались, и электричество уходило. Так случилось и в ту ночь, когда ты прибыла сюда. Он убежден, что ты сможешь обуздать силу бури, чтобы ветряные мельницы продолжали работать. Тогда он
сможет собрать достаточное количество энергии, чтобы зарядить колонны и потом смешать ее с волшебными силами всех жителей куполов. Вся эта энергия будет направлена в небо, и тогда...
— И что тогда?
— Наступит Великая тишь. Бури стихнут навсегда, и мы сможем начать новую жизнь. Так говорит Повелитель Бурь, но я ему не верю. Боюсь, что мы сотворим такую бурю, какой свет не видывал,
и она сметет всё на своем пути. Тебя, например. То, что он хочет от тебя, — смертельный трюк.
— Начать новую жизнь? Ты о чем?
Они дошли до двери в конце коридора, и Хай Лин остановилась отдышаться.
— Сейчас поймешь.
Джокио повернул ручку, и дверь, которую, наверное, не трогал и много лет, отворилась с жутким лязгом и грохотом.
  Пыльный порыв ветра ударил прямо в лицо Хай Лин, не давая дышать, они очутились в узком каньоне, где завывал ветер. Потрясенная Хай Лин осма¬тривала пустой каменистый ландшафт.
— Добро пожаловать в Виндмор, — прокричал ей на ухо Джокио. — Вот так выглядит мой мир на
самомделе.То, что ты видела из куполов, лишь фальшивое изображение нашей прежней жизни. Теперь понимаешь, почему мы хотим начать с начала?

0

4

Глава 7. Старые и новые друзья

Осталось недалеко. Переберемся через тот холм, и мы на месте.
Хай Лин слегка улыбнулась Джокио: он так старался приободрить ее! Путешествие оказалось не из легких: путь пролегал по бездорожью — по оврагам и крутым склонам гор. Не раз Хай Лин с помощью волшебства усмиряла пронизывающие ветра — иначе их просто потащило бы вверх тормашками. И каждый раз она уставала до изнеможения. Воздух был невероятно тяжел. Он был пропитан магией Повелителя Бурь. Именно эта энергия давала ветру такую силу, что он, казалось, был готов содрать с путников кожу. Настоящее лицо Виндмора оказалось устрашающим. Хай Лин редко доводилось видеть настоль¬ко пустынный и истерзанный ландшафт.
— Сюда! Давай помогу!
Она была благодарна Джокио за поддержку на последних шагах у вершины холма.
  Перед ними открылся зеленый склон, изрезанный террасами, на которых между овощных грядок копошились виндморианцы в коричневых туниках. Небол ьш ие ветря н ые мел ьн и цы весело вертел ись на легком ветру, качая воду из бесчисленных каналов.
С минуту они оба — и Джокио, и Хай Лин — просто стояли и смотрели на эту картину. Было приятно увидеть посреди громадного пыльного пустыря хоть маленький клочок плодородной земли. Хай Лин заметила внизу загон, в котором паслись пушистые животные. Тропинки вели к расщелинам на дальней стороне долины. Хай Лин догадалась, что это — пещеры.
— Так-так, — сказал Джокио. — Вот что «снесенные ветром» называют домом. Давай спустимся
и поздороваемся?
— «Снесенные ветром»? — задумчиво повторила Хай Лин. — Подходящее название, ничего не
скажешь.
— Они решили уйти из куполов, — объяснил ей Джокио, пока они спускались к террасам. — Они не верят, что путь Повелителя Бурь — правильный, поэтому переселились сюда. Мне они всегда казались странными... раньше...
  Он замолчал, и Хай Лин удержалась от дальнейших расспросов, потому что в этот миг  «снесенные ветром» заметили их. Многие отложили свои инструменты и пошли навстречу путникам. Хай Лин заметила, как напрягся Джокио, увидев молоденькую девушку, которой, по прикидкам Хай Лин, на вид было восемнадцать—девятнадцать земных лет. У нее были легкая уверенная походка и великолепные синие глаза, с нескрываемым любопытством уставившиеся на гостей сквозь прорези коричневой маски. Она первая подошла к ним и вдруг остановилась, как будто остолбенев,
— Пандра.
Джокио поклонился ей. Она не ответила на этот жест вежливости.
— Джокио! Что ты тут делаешь?
Хай Лин уже достаточно изучила обычаи Виндмора, чтобы знать, что прямой вопрос из уст виндморианца был верхом грубости. Джокио нервно прокашлялся, прежде чем говорить:
—  Пандра, это Хай Лин. Она...
Пандра не дала ему закончить — она повернулась к Хай Лин.
— Если не ошибаюсь, это вас искали другие девочки, — приветливо сказала Пандра и глубоко поклонилась. — Вы не очень похожи на них, но ваши темные волосы как раз подходят под их описание. Добро пожаловать к «снесенным ветром».
— Вы... вы хотите сказать, что они были здесь?
Хай Лин с трудом смогла произнести это.
— Да. Сегодня утром. Они очень хотели найти вас.
— Класс! Они здесь! — Хай Лин заплясала от радости. — Где они сейчас? Где?
Пандра развела руки, как бы извиняясь.
— Они отправились в купола, чтобы найти вас в логове Повелителя Бурь. Мы были уверены, что
вы там. Я помогла им пробраться в купол.
— Не может быть! — Хай Лин перестала скакать, как мячик. — Вы хотите сказать, что сейчас они
ищут меня там?
— Боюсь, что да.
  Разочарование накрыло Хай Лин волной. Минуту назад она чувствовала себя как дома, и вот...
Сбоку от нее Джокио снова кашлянул.
— Я бы хотел знать, как именно подруги Хай Лин попали в купола. Боюсь, они могли воспользоваться входом через отсек для сбора мусора.
—  С какой стати я буду рассказывать это тебе, — холодно ответила Пандра. — Ты же побежишь назад и доложишь Повелителю Бурь.
— Пандра, посмотри на меня, — в голосе Джокио прозвучало отчаяние. — Теперь я такой же, как
ты: я снял шлем. Я предал всё, во что верил, чтобы спасти Хай Лин, и никогда не смогу вернуться. Ты должна нам помочь.
  Остальные «снесенные ветром» стояли за спиной Пандры и, видимо, были очень довольны тем, что предоставили ей вести переговоры. Она, казалось, не верила Джокио, и Хай Лин умоляюще посмотрела на нее:
— Пожалуйста, помогите нам! Джокио — мой друг, и я верю ему.
Пандра скрестила руки на груди.
— Когда-то он был и моим другом. Поэтому-то я ему и не верю.
— Послушай меня, Пандра! Давай оставим наши ссоры и подумаем о Хай Лин. Ее жизнь в опасности, и если Повелитель Бурь поймает Хай Лин, ее подруги тоже окажутся под угрозой, если они вошли в купола через отсек для сбора мусора. За этим отсеком давно наблюдают, и никто не сможет проникнуть туда незамеченным. А если их волшебство хоть немного похоже на волшебство Хай Лин, Повелитель Бурь попытается воспользоваться ими. Можешь не сомневаться!
Возмущенное бормотание волной прокатилось по толпе за спиной Пандры.
— Наблюдают! — повторила Пандра. — Это ты рассказал им, что мы пользуемся этим входом? Хоть ты мне обещал, что...
Джокио поднял руки, словно защищаясь:
— Да, должен признаться, это я. Тогда я был убежден, что поступаю правильно, но...
— Я так и думала! Ты — самый ненадежный, никудышный...
— Так, погодите!
Хай Лин встала между Джокио и Пандрой и оттолкнула их друг от друга.
— Прекратите! — крикнула она. — Что с вами? Вы деретесь, как муж с женой, прожившие всю
жизнь вместе!
  Пандра и Джокио разом смолкли и отвели глаза.
Тем временем в голове Хай Лин мысли проносились одна за другой. Ее подруги были в облике чародеек, значит, они очень сильны, но все-таки не настолько, как обычно, когда они впятером. К тому же Повелитель Бурь собирается соединить свое колдовство с волшебными силами всех жителей куполов. 
— Я должна вернуться и помочь Вилл, Ирме, Корнелии и Тарани! — воскликнула она.
— Ты хочешь вернуться? Нет! Ни за что! — выпалил Джокио. — Это слишком опасно!
— Возможно, но у меня нет выбора. Они мои подруги, и я не могу бросить их.
— Но если Повелитель Бурь поймает тебя, он...
— Тогда он соберет нас всех в одном месте, и мы мгновенно вернемся на Землю. Постарайся понять меня, Джокио: они — мой обратный билет. Как бы мне ни нравилось в Виндморе, я хочу жить в своем мире, но я не могу отправиться туда без моих подруг.
Она произнесла последние слова с улыбкой и не смогла сдержаться: немного поколдовала, чтобы
слегка приструнить ветер. Было приятно вновь ощутить свои силы — они все-таки действовали, хотя она и была далека от обычной связи с Сердцем Кондракара и другими Стражницами.
Она оглянулась на восхищенные лица и наконец остановила свой взгляд на знакомой физиономии Джокио.
— Я могу переместиться в купола при помощи волшебства, но мне еще придется разыскать там
девчонок. При этом не обнаружить себя. Как это сделать? На мне же не будет шлема, с помощью которого можно перемещаться внутри куполов.
Джокио покачал головой.
— Ты не сможешь использовать свое волшебство в куполах, Хай Лин. Повелитель Бурь обнаружит
тебя, как только ты появишься. Малейшее применение чуждого Виндмору волшебства будет тут же замечено, и об этом доложат Повелителю Бурь.
— Можно ли пробраться через какой-нибудь другой вход, за которым не ведется наблюдение?
Джокио мял в руках самодельную маску. Он му¬чительно думал.
— Да, — наконец сказал он. — Есть одна дверь, ведущая в систему подземных туннелей под ку¬
полами. Она настолько секретна, что о ее существовании знает только Повелитель Бурь, и за ней
не следят. Я обнаружил ее случайно. Я пойду с тобой и проведу тебя внутрь. Возможно, мы сможем отыскать твоих подруг так, что нас даже не заметят.
—  Спасибо тебе, Джокио, — прошептала Хай Лин.
Пандра с удивлением смотрела на Джокио.
— Ты собираешься вернуться с ней? Разве ты не понимаешь, что Повелитель Бурь...
— Да! — перебил ее он. — Хай Лин, мы должны торопиться, чтобы добраться туда до темноты. Надо идти прямо сейчас.
— Где находится вход? — спросила Пандра.
— У подножия Башни Гроз.
Несколько виндморианцев громко ахнули.
— У тебя не получится! — многозначительно сказала Пандра. — Тебе придется проскочить прямо под носом у Повелителя Бурь.
— Да, наверное, придется, — устало сказал Джокио. — Но нам надо торопиться. Извините, что по¬
беспокоили вас. Простите, что я выдал ваш вход у отсека сбора мусора. Больше я вас не потревожу.
  Он поклонился собранию «снесенных ветром» и повернулся, чтобы уйти. Хай Лин пробормотала слова прощания и пошла за ним по тропинке, ведущей вниз вдоль террас. Они прошли совсем немного и вдруг услышали за собой голос Пандры:
— Джокио, подожди!
Джокио нехотя остановился:
— Ну что еще?
— Вам не добраться туда до темноты пешком. Я знаю короткую дорогу. Я покажу вам ради нее и
ее друзей, — она показала на Хай Лин.
— И что это за дорога? — с недоверием спросил Джокио.
— Через старую транспортную систему, которая идет от одной из заброшенных деревень. Ты же знаешь, что все транспортные туннели сходятся под Башней Гроз — старейшей частью куполов. Мы никогда не пользовались этой дорогой, но я однажды побывала там. На ней до сих пор осталось несколько вагонов девяносто девятой модели. Даже если аккумуляторы сели, думаю, на них можно спуститься к башне.
— Отлично, это нам подходит, — воодушевилась Хай Лин. — Хочу попасть туда как можно скорее.
  Лицо Джокио оживилось.
— Девяносто девятой модели? — радостно повторил он. — Мы сможем подзарядить аккумулятор,
пока будем катиться вниз!
— Возможно, но я не уверена, работают ли динамо-машины в этой части Виндмора. Столько лет прошло... И неизвестно, что там со светом.
— У меня в сумке два фонаря.
— Отлично! Пойдемте, нам надо дойти до ближайшей станции.
Пандра посмотрела на Джокио с невольным уважением, и они пошли вниз по тропинке, обсуждая технические вопросы вроде угла склона, ускорения и коэффициента сопротивления. Хай Лин понимала только отдельные слова. Она шла позади и с любопытством наблюдала их увлеченные лица и бурную жестикуляцию.
— Откуда вы друг друга знаете? — все-таки спросила она через некоторое время.
Они помолчали, потом Пандра сухо ответила:
— Прошло два года с тех пор, как я не работаю с Повелителем Бурь. Я тоже была ассистентом второго класса, как Джокио. Хотя, смотрю, тебя с тех пор повысили.
  Она кивком показала на ленты на плечах Джокио.
— Ну, теперь-то я не больший ассистент, чем ты, — пробормотал он.
—  Но, похоже, это именно ты сумел изобрести улучшенную модель шлема Повелителя Бурь. Поздравляю!
  Сарказм, прозвучавший в этом замечании, невозможно было пропустить мимо ушей, но Джокио ничего не ответил. Они продолжали свой путь в тишине, пока не дошл и до большого куба из какого-то вещества, похожего на бетон, торчавшего из середины голого склона. Выше на склоне виднелись руины совсем крошечных куполов.
— Когда-то по всем горам были разбросаны деревеньки, — объяснила Пандра, подводя их к маленькой двери сбоку куба. — Но потом стало невозможно жить вне куполов.
Джокио наклонился и посмотрел на дверь с закругленным верхом.
— Придется закоротить замок.
  Пандра кивнула, и Хай Лин невольно отметила про себя, как слаженно эта пара виндморианцев работала вместе. Они перебросились всего парой слов, а казалось, что каждый из них заранее знал, как будет мыслить и действовать другой. Вскоре дверь отворилась, и Хай Лин вслед за ними залезла в узкую шахту. С одной стороны вдоль всей шахты шли ступеньки. Они дошли до дна, и Джокио направил луч фонаря на ржавую конструкцию, припаркованную немного ниже. Она напомнила Хай Лин картинки со старыми трамваями.
— Добро пожаловать на борт.
  Пандра с трудом отодвинула дверь в сторону и помогла Хай Лин залезть в вагон. Хай Лин держала фонарь, пока виндморианцы возились с мотором под полом первого вагона.
Всего через несколько минут тишину нарушил неравномерный грохот.
— Ну, всё оказалось не так уж сложно.
С довольной улыбкой Пандра вытерла руки о тунику. Джокио помог Хай Лин взобраться на высокую металлическую скамейку и повернулся к Пандре: — Э... гм... большое спасибо за помощь. Это было очень любезно с твоей стороны... Я... э... ну,
мы... ну, мы, возможно, еще увидимся, если...
Пандра наклонила голову набок и зажмурилась от света фонаря.
— А я не собираюсь прощаться, — весело ответила она. — Хочу посмотреть, что из этого выйдет, — Она села на скамейку рядом с Хай Лин. — Давай! Отключай тормоза!
  Джокио расплылся в широкой улыбке, наклонился и нажал рычаг на панели управления. Две шестерни зацепились.
   Когда Тарани пришла в себя, она ощутила сильную головную боль. У нее уже однажды болела голова в Хитерфилде: тогда у нее упало зрение, и очки, выписанные раньше, уже не подходили. Но на этот раз было гораздо хуже. Ей казалось, что кто-то с силой сжимает виски, а тело стало тяжелым и непослушным. Она с трудом заставила себя открыть глаза и оглядеться.
  Тарани находилась одна в белой комнате. Здесь стояла только кровать, на которой она лежала. Всё, что случилось накануне, перемешалось в памяти — она четко помнила только колдовское нападение Повелителя Бурь. Сколько она пробыла без сознания? И что он сделал с ними? Еще никогда ей не было так плохо.
— Вилл! Ирма! Корни! Где вы?
  Она попыталась отправить им мысленное сообщение, но мысли уходили в пустоту. Ответа не было.
  Напрягшись изо всех сил, Тарани сумела сесть. Она схватилась руками за голову и, к своему удивлению, почувствовала под пальцами холодный металл. Кончиками пальцев она ощупала закругленный край, идущий по краю ее щек. Они надели на нее шлем! Такой же полушлем, как у Повелителя Бурь! Он плотно облегал голову. В нем были дырочки, сквозь которые торчали ее уши и локоны, но как Тарани ни старалась, она не смогла стянуть шлем с головы. Она даже хотела было с помощью волшебства расплавить шлем, но все-таки передумала плавить металл на собственной голове.
  К тому же Тарани не была уверена, что у нее хватит для этого сил. Она почувствовала себя совершенно обессиленной и опустошенной — и упала обратно на кровать. Если бы она знала, чем обернется приглашение Эрика взглянуть поближе на полную луну, она бы вежливо отказалась! Даже простая мысль стоила Тарани неимоверных усилий.
  В ней зашевелилась злоба. Надменному, гадкому Повелителю Бурь это с рук не сойдет! Наверное, подруги были в других комнатах и чувствовали себя также отвратительно, но наверняка не собирались сдаваться. Вилл, настойчивая и решительная...
— Тара!
Тарани вскочила. Она уловила слабый отзвук, зовущий ее по имени. Она не знала, шел ли голос снаружи или прозвучал у нее в голове.
— Вилл, это ты? — подумала она.
Тарани даже не была уверена, что ее слова будут переданы. Могли ли они преодолеть ее боль?
— Тарани, ответь мне! Я пытаюсь пробиться к тебе сквозь шлем.
Тарани поняла, что правым ухом слышит Вилл.
— Вилл, я здесь. Я слышу тебя, — громко сказала она. — Где ты?
— В какой-то белой комнате. Шлем работает на микробатарейках, я таких раньше не видела. Он
наделен сверхинтеллектом, и мне, кажется, удалось уговорить его помочь нам. Оставайся там, где ты сейчас.
— Хорошо.
Тишина снова заполнила слух Тарани, но ей стало гораздо легче. Через несколько минут головная боль отступила как по волшебству, и часть стены вдруг отъехала в сторону. Снаружи, в коридоре,
широко улыбалась Вилл в серебристом шлеме на голове.
— Говорила я тебе, у нас получится, — прозвучал в шлеме взволнованный голос. — Ну, теперь
убедилась?
  Вилл подмигнула Тарани.
—  Ладно, значит, ты можешь быть полезным, — ответила она шлему. — Я окончательно тебе поверю,  если ты поможешь мне отыскать остальных. Никому не под силу отследить всё-всё...
—  Ну, честно говоря, мне-то это как раз под силу. Иди к двери справа и мысленно пожелай, чтобы дверь открылась.
  Тарани подбежала к Вилл и обняла подругу:
— Рада видеть тебя, Тара. Клевые у нас шлемики, да? Тебе нравится?
Тарани пошла за Вилл по коридору. Голова еще немного кружилась.
— Рада видеть тебя. У меня башка просто раскалывалась...
— Нашим шлемам дали инструкцию устроить нам головную боль. Я договорилась со своим «другом», и он сделал так, чтобы твой шлем пренебрег инструкциями. Хочешь узнать главную новость? Я знаю, что произошло с Хай Лин!
— Да? Где она?
Вилл не успела ответить, потому что заговорил шлем:
— К сожалению, по последним данным, она покинула купола вместе с ассистентом Повелителя Бурь первого класса. Пока вы были без сознания, Повелитель Бурь направил патруль для их задержания.
  Они дошли до двери справа, и она отъехала в сторону, как будто ее оттолкнула невидимая рука. За дверью оказалась Корнелия. Она встала с кровати.
— Ладно, сдаюсь! — сказала Вилл шлему. — Ты — просто умница и знаешь всё на свете.
— Ну спасибо, — ответил шлем и, кажется, слегка усмехнулся.
Они поспешили к Корнелии: та выглядела бледной и испуганной.
— Как это вам удалось? — спросила она. — Голова прошла...
Вилл взяла ее за руку.
— Давай, Корни, поторапливайся. Нам еще нужно найти Ирму.
— Она в соседней комнате, — доложил шлем. — Подойди к двери, а об остальном я позабочусь.
— Не знаю, что бы мы без тебя делали, — радостно сказала Вилл.
— Как это тебе удалось? — спросила у нее потрясенная Тарани. — Ты ведь обратила шлем против
его создателя?
— Мне помогло Сердце. Шлем был восхищен его чистой энергией. Ну, и немного лести, конечно.
Похоже, ни один виндморианец не умеет оценить работу, которую делают для них шлемы. Ну по крайней мере шлемы так считают.
  Еще через пару минут Тарани, Вилл, Ирма и Корнелия стояли в коридоре с закругленным потолком и белыми гладкими стенами и осторожно осматривались. У Тарани по спине бежали мурашки, и даже яркий солнечный свет, врывавшийся сквозь окна на потолке, не радовал ее. Она же знала, что это всего л ишь свет ламп.
— У тебя есть мысли, куда могли пойти Хай Лин и этот... ассистент? — спросила Вилл у шлема. —
Ты ведь так много знаешь...
— Это доподлинно неизвестно. Возможно, они находятся в районе, населенном «снесенными ветром». Его сейчас обследуют.
— Чего же мы ждем? — сказала Ирма. — Надо срочно туда телепортироваться.
Корнелия подняла руку в знак предупреждения. И она, и Ирма уже полностью пришли в себя, как и Тарани.
— Погоди, Ирма. А что, если ее там нет? Нам придется снова взять бакм и искать ее, а она может
оказаться где угодно, ведь мы ее не чувствуем. Нужно найти более быстрое средство передвижения.
  Ирма собиралась было ответить, но шлем Вилл опередил ее.
— Я бы посоветовал вам пойти в купол 35/43, также известный как «Купол звезд», и взять четыре
беспилотных самолета на воздушных подушках с девятого пути. Никто не вмешается, пока мы, шлемы, будем помогать вам. Мы сообщим всем, что вы всё еще находитесь под действием успокоительного и соблюдаете постельный режим.
Девушки переглянулись. Ирма нарушила молчание:
— Ну и чего мы ждем? Попробуем телепортироваться на путь номер девять. Глава 8. Одна мечта на двоих
Поезд с грохотом катился по темному туннел ю. У ног Хай Лин Джокио и Пандра склонились над люком, под которым находился мотор. Они что-то подтягивали, завинчивали, постукивали. Время от времени красные искры влетали в вагон, а поезд покачивало из стороны в сторону. Однако виндморианцы нисколько не переживали, а просто весело продолжали чинить динамо-машину.
Наконец они закончили работу, и Джокио захлопнул люк. Он сел рядом с Хай Лин и развязал рюкзак.
— Представляешь! Мы сумели завести эту рухлядь! Теперь надо подкрепиться.
Он нашарил в рюкзаке плоскую флягу и длиннющую «шоколадку». Хай Лин почувствовала себя двухлетней малышкой, потому что ей помогли проткнуть крышку бутылки и показали, как открывать «шоколадку».
— Ты, наверно, тоже голодна и хочешь пить, — сказал Джокио Пандре. Она стояла у ветрового
стекла и смотрела вперед.
— Да, я бы попила, спасибо. Но плитку еды оставьте себе. Не переношу лабораторную еду.
— Эта еда всё же лучше, чем голод, — пробормотал Джокио и кинул ей бутылку. — Вы же не можете вырастить нужное количество пиши на этих жалких полях.
— Мы научились обходиться малым. Ты хоть понимаешь, чем обернулись твои бури для Виндмора в последние два года?
— Это не мои бури, — возразил Джокио.
— Как же, твои, — выпалила Пандра. — Без твоей помощи у него бы ничего не получилось. А этот
шлем — тоже ведь твое изобретение. У тебя блестящий ум, а ты тратишь свои способности на разрушение.
— Это не бессмысленное разрушение, — попытался защититься Джокио. — Я всегда считал,
что...
— Ты всегда верил в эту дурацкую идею Повелителя о Великой тиши. Тебе надо было уйти со
мной, когда я тебя звала.
— Я знаю, Пандра, но...
Она снова не дала ему закончить.
— У тебя была возможность жить под открытым небом, но ты слишком любишь свои машины, а еще тебя прельстила возможность дослужиться до ассистента первого класса. Ты решил жить в мире лжи и забыть о настоящей жизни!
  Голос Пандры дрожал от гнева. Хай Лин взглянула на Джокио — он стучал плиткой еды по колену.
— Я не забыл. Ты же знаешь, Пандра, я не забыл!
— Замолчи! — Она сложила руки на груди и повернулась к ним спиной. — Твой мир насквозь прогнил от лжи, он просто фальшивка, Джокио. В куполах всё ненастоящее.
— Нет! — Хай Лин удивилась, услышав, как ее собственный голос возражает Пандре. — Вы ошибаетесь! Поющий лес — настоящий! Пусть он был создан вдалеке от живой природы, но его красота неподдельна! Это не ложь. Может быть, в куполах не всё так плохо.
  Пандра взглянула на Джокио:
— Ты водил ее туда?
Он глубоко вдохнул и медленно выдохнул.
— Я взял ее туда, где мне больше всего нравится. Это место напоминает мне о тебе. Если бы я
знал, как буду скучать по тебе, Пандра, я бы ни за что не позволил тебе уйти.
  Кажется, он застал Пандру врасплох. Она уставилась в окно и не смотрела на него.
— Стихотворение, которое ты написала для меня... — продолжал Джокио. — Помнишь его?
  Не глядя на него, Пандра прошептала в темноту:
    Твой сон живет
    Под небом под чужим,
    Мой сон окончен.
Хай Лин узнала слова, которые Джокио шептал сам себе, когда они ушли из Поющего леса. Хай Лин смотрела то на Пандру, то на Джокио, но не решалась вмешиваться. Тишину, охватившую их, нарушал стук колес, стон путей и тяжелый рокот мотора.
  Джокио встал со скамьи и подошел к Пандре.
— Пандра, ты и вправду перестала мечтать? А я — нет. Я думаю, мы мечтаем об одном и том же:
жители куполов и «снесенные ветром» должны найти способ жить вместе, в гармонии и с машинами, и с волшебством, и со всем живым, что нас окружает. Я решил уйти от Повелителя Бурь, чтобы найти этот способ.
  Пандра ничего не ответила.
— Пандра, я знаю, что подвел тебя, и ты на меня сердишься, но я...
Договорить он не успел. Послышался треск, как будто что-то ударилось о ветровое стекло. Вокруг загорелись ослепительные огни, и Хай Лин уже не видела, что было дальше.
- Тормоз! Тормоз! — услышала она вопль Пандры, и через мгновение поезд врезался в то, что преграждало путь. Лязг и скрежет металла о металл, слепящий свет — поезд качнуло несколько раз из стороны в сторону, и наконец он остановился. Откуда-то снаружи донеслись отрывистые команды.
— Похоже, нас обнаружили, — прошептал ей на ухо Джокио.
Дверь внезапно распахнулась. Чей-то голос пролаял:
— Выходить по одному! У нас четверо землян, и, если вы будете сопротивляться, им не поздоровится!
— Как оно работает? — недоверчиво спросила Ирма. — Здесь нет ни выключателя, ни зажигания, ничего!
  Ирма разглядывала забавное средство передвижения, на котором она сидела. Она бы почесала затылок, если б не шлем. Средство передвижения больше всего напоминало продвинутую модель закрытого мотороллера без колес.
  Вилл, Корнелия и Тарани сидели рядом на таких же машинах. Небольшая платформа была напичкана оборудованием, но виндморианцев, к счастью, не наблюдалось.
— Хорошо, — прозвучал голос Вилл в наушнике шлема Ирмы. — Шлем только что рассказал мне, как пользоваться этой штукой. Используйте волшебство — просто мысленно пожелайте, чтобы машина полетела. Ваши шлемы сделают всё остальное. Ворота перед нами тут же откроются.
— Волшебные желания. Ирма, ты же когда-то этим занималась? — заметила Тарани.
— Ага!
Ирма закрыла глаза и загадала желание: взлететь. Открыв глаза, она обнаружила, что висит метрах в четырех над землей.
— Вперед! И пошевеливайтесь!
Мотороллер рванулся с места, и Ирму немного отбросило назад. Металлическая дверь плавно отворилась. Через секунду Ирма вылетела из купола, преодолела оптическое поле и оказалась в ревущем небе Виндмора. С обеих сторон поднялось защитное стекло. К своему удивлению, Ирма заметила, что в беспокойном небе Виндмора мотороллер двигается совершенно ровно. Она осторожно подумала, что хорошо бы поэкспериментировать с мертвыми петлями и бочками, а потом повернулась и прокатилась спиной вперед, чтобы посмотреть на подруг. Машина слушалась малейшей мысли.
  Ирма не сдержалась и заорала от восторга:
— Класс!
И добавила уже спокойнее:
— Это вам не бакмы... Да здравствуют новейшие технологии! — Ага, только если они не доводят мир до такого вот безобразия, — мрачно добавила Корнелия,
со свистом пролетая мимо. — Больно смотреть на эту изможденную землю.
Ирма поддалась соблазну догнать и перегнать Корнелию — уж очень ей хотелось быть первой.
— Ирма, мы не на каруселях в волшебной стране. — Вилл изо всех сил старалась не рассмеяться. — Мы работаем.
  И все-таки по дороге к «снесенным ветром» все подруги поупражнялись в пикировании, мертвых петлях и других фигурах высшего пилотажа. Ирме это так понравилось, что она совершенно забыла о Хай Лин, Повелителе Бурь и других бедах Виндмора... До тех пор, пока они не долетел и до террас и не увидели черный дым, поднимавшийся в воздух. Поля и ветряные мельницы горели, а калитка за-гончика, в котором паслись бакмы, была открыта. Загон опустел. «Снесенных ветром» нигде не было.
— Что здесь произошло? — ахнула Ирма.
— Кажется, мы опоздали, — упавшим голосом ответила Вилл.
Повелитель Бурь принял их в Башне Гроз. Он встретил ихтаким презрительным взглядом, что Хай Лин захотелось ударить его, но ее руки и ноги были связаны каким-то жидким холодным металлом, и она едва могла пошевелиться. Схватив нарушителей, ассистенты Повелителя Бурь развели их по одному. Каждого из них высокие молчаливые люди препроводили к Повелителю Бурь. Джокио стоял рядом с Хай Лин. Он ссутулился и уставился в пол. Слева от Хай Лин с высоко поднятой головой стояла Пандра. Она с вызовом смотрела прямо в глаза Повелителя Бурь.
— Ну, Джокио, думаю, ты и сам понимаешь, как я разочарован. Я никак не ожидал, что именно ты
попытаешься удержать меня от последнего шага, отделяющего Виндмор от нового великолепного
будущего.
  Повелитель Бурь говорил медленно и по-дружески, как будто делал замечание маленькому ребенку.  Хай Лин сжала кулаки.
— А я никогда не забуду, что ты разрушил наш мир, — тихо сказала Пандра.
— Тихо! — прорычал Повелитель Бурь.
Крик резанул по ушам Хай Лин — ее ударила боль, как будто она стояла под огромными усилителями. Пандра и Джокио невольно отступили на шаг. Хай Лин увидела у них на лицах страх.
Повелитель Бурь сердито взглянул на них и встал перед Хай Лин.
— Да, твои подруги совсем на тебя не похожи, — заметил он. — Они не скрывают свою волшебную силу, не то что ты.
— Где они? Что вы с ними сделали? Я хочу поговорить с ними!
  Только мысль о том, что он может повредить девочкам, мешала Хай Лин немедленно воспользоваться волшебством и освободить себя, Пандру и Джокио.
— Хай Лин, дорогуша моя. — Повелитель Бурь улыбнулся ей по-змеиному. — Я счастлив видеть вас снова и надеюсь, Джокио сообщил вам, чего я от вас ожидаю. Как вы знаете, ваши друзья прибыли в Виндмор, чтобы отвезти вас домой. Конечно, вы не можете оставаться здесь вечно. Однако Виндмору нужна ваша помощь.
  Как же наивна была Хай Лин, когда воображала, что Повелитель Бурь будет держать ее вместе с Вилл, Ирмой, Корнелией и Тарани! Конечно, он не так глуп. И сначала ей придется дать ему то, чего он так ждет. Надо было предвидеть это. Примерно так же она чувствовала себя, когда папа учил ее играть в шахматы: дальновидный противник обставил ее!
—  Я вынужден настаивать на том, чтобы вы позволили нам воспользоваться вашими волшебными
способностями. Мы хотим управлять ветром, — продолжал Повелитель Бурь. —Да. Иначе, боюсь,
я не смогу гарантировать безопасность Пандры и Джокио. Не говоря уже о ваших подругах...
  Его холодные глаза смерили Хай Лин головы до ног. Она очень ярко вспомнила то ощущение,
которое было у нее, когда он пытался проникнуть в ее мозг.
— Хай Лин, не надо... — начала было Пандра, но золотые круги на шлеме Повелителя Бурь сверкнули, и Пандра упала, как подкошенная.
— Ах, думаю, ей все-таки придется помочь мне, — холодно заметил Повелитель Бурь. Джокио
склонился над Пандрой — она лежала на спине и слабо постанывала. — А если вы хотите ей помочь, — сказал Повелитель Бурь, обращаясь к Джокио и Пандре, — то займите свои места — места моих ассистентов.
  Он шагнул к ним, но Хай Лин заслонила от него Пандру и Джокио, выйдя вперед и подняв связанные руки.
— В таком случае вы должны мне кое-что пообещать! Я помогу вам, насколько смогу, и вам не придется принуждать меня. Но я не хочу, чтобы вы проникали в мой мозг. И пообещайте мне, что ни Пандра, ни Джокио, ни другие «снесенные ветром» не пострадают. И что как только всё кончится, я смогу вернуться домой с подругами.
— Обещаю, — кивнул Повелитель Бурь. — Когда пройдет последняя гроза, Виндмор очень сильно изменится. Тогда ни вы, ни эти двое не будут мне больше нужны.
  Хай Лин почувствовала, что узы, связывавшие ее руки и ноги, ослабли и упали на пол. Джокио тихим голосом умолял ее изменить свое решение, но она пропустила его слова мимо ушей. Она глубоко вздохнула, закрыла глаза и сосредоточилась на превращении. Через минуту она предстала перед Повелителем Бурь в облике чародейки. Она немного помедлила, наслаждаясь чувством силы и легкости, а потом взлетела и повисла в воздухе на такой высоте, чтобы смотреть прямо в глаза Повелителя Бурь , — Хорошо, — спокойно сказала она. — Я готова. Объясните мне, что я должна делать.
   Вилл первой протиснулась в узкую щель — вход в пещеру «снесенных ветром». Все лампы были потушены, тишина тяжело повисла в воздухе. Тарани зажгла пару огненных шаров, но пещера была явно пуста.
— Есть здесь кто-нибудь? — позвала Вилл? — Пандра! Ранку! Это мы: Вилл, Ирма, Корнелия и
Тарани. Можете выходить. Кто бы тут ни был до нас, они уже ушли.
  Прошло немало времени, прежде чем в дальнем углу пещеры раздался шорох. Он усилился, и большой камень с шумом отодвинулся в сторону. Из отверстия, открывшегося в самом низу стены, выползли Ранку и остальные.
— Что случилось? — спросила Вилл. — Где Пандра?
  Все заговорили разом.
— По одному! Пожалуйста, давайте по одному! — сказала она. — Ранку, почему горят ваши поля?
— Здесь были патрульные из куполов. Они появились из ниоткуда и потребовали, чтобы мы выдали им вашу подругу и Джокио, ассистента Повелителя Бурь. Он приходил сюда вместе с ней.
Сначала мы не хотели ничего говорить им, но они пошли громить всё вокруг, нам пришлось...
  Голос старика стих, и Вилл очень захотелось хоть как-нибудь утешить его. Ирма схватилась за голову.
— Вы хотите сказать, что Хай Лин приходила сюда, пока мы были в куполах?
— Где она сейчас? — спросила Корнелия.
— Как только она услышала, что вы в куполах, она вернулась туда вместе с Пандрой и Джокио. Она испугалась, что Повелитель Бурь будет держать вас там против вашей воли.
— Так он и сделал, — сказала Тарани. — Но нам удалось сбежать. Вы знаете, куда именно они отправились?
  Ранку собрался было ответить, но в этот момент шлем Вилл задрожал от восторга:
— Я только что получил сообщение, что они воспользовались одним из заброшенных транспортных туннелей.
  «Снесенные ветром» в ужасе отпрянули:
— Твой ш-ш-шлем! Он ра-разговаривает?!
Вилл кивнула.
— Где они сейчас? — спросила она у шлема. — Можешь их разыскать?
— Разве я не говорил вам, что все шлемы могут связываться друг с другом и что у меня очень надежная система связи? — Казалось, шлем еле сдерживался — иначе он бы разочарованно вздохнул по  поводу ее непроходимой глупости. — В настоящий момент ваша подруга и ее двое спутников находятся в Башне Гроз.
—  Ох, нет! — запричитали «снесенные ветром», и Ранку печально покачал головой:
— Они обречены! Повелитель Бурь схватил их!  Как будто в подтверждение этих слов, раздался
отдаленный раскат грома.
— Мы должны перенестись туда прямо сейчас! — закричала Тарани. — Но я хочу снять шлем,
иначе, мне кажется, мое волшебство не будет работать в полную силу.
— Да, но как? — спросила Ирма, пытаясь отодрать или стянуть свой шлем.
— Просто подумайте про себя, что хотите его снять, — объяснил один из «снесенных ветром».
Ирма закрыла глаза и сложила руки на груди.
— Дорогой шлемик, — громко сказала она. — Пожалуйста, будь умницей и позволь мне снять
тебя. 
- У нас есть инструкция оставаться на месте, что бы ни случилось, — такой ответ получила она от шлема Вилл. — Но раз уж вы так хотите...
Шлемы стали уменьшаться, уменьшаться и превратились в небольшие маски. Девушки сняли их и осторожно положили на стол. Корнелия встряхнула головой, чтобы расправить волосы, а Вилл провела рукой по рыжим прядям.
— Большое спасибо за помощь, — сказала она своему шлему. — Мы должны покинуть вас здесь,
и вы сможете спокойно отдохнуть и...
Она остановилась на середине предложения. Вдруг она позабыла о новых друзьях, и в руках у нее оказалось Сердце Кондракара. «Снесенные ветром» и подруги Вилл с удивлением наблюдали, как она сосредоточилась на послании, которое передавала ей чистая энергия Сердца.
— Вилл, что случилось? — осторожно спросила Тарани.
  Вилл не сводила глаз с Сердца.
- Хай Лин! Я чувствую ее с помощью Сердца.  Ее хорошо слышно. Почему я не чувствовала ее
раньше?
— Потому что наша программа отражает любое чуждое волшебство и пропускает только колдовство Повелителя Бурь, — сухо заметил шлем Вилл. — Ваша подруга носила моего коллегу, и он защищал ее.
— Защищал ее? Имеешь в виду, помог ей стать пленницей! — с негодованием воскликнула Ирма.
  Шлем Вилл, проигнорировав это замечание, издал звук, похожий на зевок.
— Вы говорили про отдых, мисс Вилл?
  Вилл толкнула Ирму, которая, казалось, готова была напасть на шлем.
— Мы имеем дело с жутким воображалой, болтуном и сплетником, — прошептала Вилл на ухо Ирме. — Пусть он будет на нашей стороне.
— Да, — громко сказала Вилл. — Приятных снов.
  Свет Сердца Кондракара омыл все шлемы, и Сердце вновь скрылось в ладонях Вилл. В пещере установилась добрая тишина, а Вилл повернулась к Ранку:
— Мы должны немедленно отправляться. Мы постараемся спасти Пандру. Вы нам очень помогли,
и мне жаль, что сейчас мы больше ничем не можем быть вам полезны. Если бы мы только знали...
  Ранку остановил ее, подняв руки.
— Вряд ли кто-нибудь из нас жалеет, что мы помогли вам. Мы не можем винить вас за грехи Повелителя Бурь.
  Вилл низко поклонилась ему и решительно повернулась к подругам:
— Готовы? Ну, теперь мы хотя бы знаем, куда отправляемся.
Сквозь открытую крышу Башни Гроз Хай Лин вглядывалась в зловещее вечернее небо. Мимо мчались облака, и резкие порывы ветра били ее, но чародейка знала, что, по виндморским меркам, это еще не гроза. Повелитель Бурь готовился разыграть настоящую непогоду.
  У Хай Лин внутри всё сжалось. Во рту стало сухо. Пыль оседала в горле. Никогда еще ей так не хотелось, чтобы подруги оказались рядом. Но она не увидит их, пока не выполнит это задание. Придется стараться изо всех сил. В одиночку.
  Она стояла на краю высокой платформы, а Повелитель Бурь — посередине, на равном расстоянии от всех восьми колонн. Джокио и Пандра находились у панели управления и занимались последними приготовлениями — они согласились надеть шлемы и помочь   Повелителю Бурь с этой последней грозой. Два ассистента второго класса следили за каждым их движением. Хай Лин было больно видеть их милые лица закрытыми серебристым металлом, но сейчас она должна была забыть о своих чувствах. Надо было сосредоточиться на более важных вещах.
  Она напряженно следила за Повелителем Бурь. Он возвел руки к небу. Голубые разряды запрыгали между колоннами, а потом сошлись вместе чуть выше головы Повелителя Бурь. Он сделал несколько движений руками, и поток ярких огненных шаров полетел в небо.
  В тот же момент ветер усилился. Сверкнула молния, и Хай Лин услышала раскат грома прямо над головой. Повелитель Бурь послал новый поток волшебных шаров в небо. И еще. Быстрый взгляд в сторону Джокио убедил Хай Лин, что это было не нормально.
  Спустя всего пару секунд Хай Лин стало уже некогда оглядываться на других. Ей пришлось полностью сосредоточиться на ветре, который неистово закручивал облака и кидал в нее мелкие камушки. Как и раньше, Хай Лин показалось, будто она борется с животным, которого пытались приручить с помощью силы и боли.
— Тише, тише, — посылала она мысленные приказания шторму. — Это ненадолго. Всё будет
хорошо.
  Но Повелитель Бурь направил в облака еще одну цепочку волшебных искрящихся шаров, и гроза разгорелась с новой силой. У Хай Лин мелькнула мысль, что Джокио, возможно, не зря опасался за ее жизнь. Что, если у нее не хватит сил удержать эту грозу? Несколько мощных порывов ветра ударили в башню. На панели управления зажглись огоньки.
- Неполадки на электростанции в секции 1280, — прокричал Джокио. — Хай Лин, проконтролируй это, а то...
— Это непросто! — крикнула она в ответ. В небо опять полетели бело-синие шары.
— Хватит! — заорала Хай Лин на Повелителя Бурь. — Прекратите!
Он спокойно повернулся к ней:
— Ну, покажи нам, чего ты стоишь, пришелица с Земли. За работу!
Ветер бил и трепал Хай Лин. Облака над головой закручивались, как в смерче. Молнии ударяли одна за одной. Хай Лин находилась в тесном контакте со своей стихией, чтобы в случае необходимости исправить колдовство Повелителя Бурь, но понимала, что долго она не продержится. Башня громко заскрипела.
— Все мельницы работают на пределе, — сообщил Джокио. — Никогда не видел ничего подобного!
— Хорошо, хорошо, — ответил Повелитель Бурь. — Еще один разряд.
Он поднял руки.
— Нет! Не делайте этого!
Голос Хай Лин потерялся в грохоте, порожденном новым потоком волшебных шаровых молний.
Она с трудом устояла на ногах. Четверо ассистентов у панели управления вцепились в специальные поручни. А Повелитель Бурь оставался совершенно спокоен — ветер на него не действовал. Облака бежали всё быстрее и быстрее. Эпицентр смерча находился над самой башней. Хай Лин взглянула вверх на черно-серые тучи — и жуткий страх охватил ее. Она хорошо знала свою стихию, и ей было совершенно очевидно: воздух пресыщен магией. Еще хоть капля колдовской энергии — и всё вокруг взлетит на воздух. Последняя гроза принесет в Виндмор тишину... Но эта тишина может оказаться безжизненной.
— Прекратите немедленно! — срывая голос, завопила Хай Лин на Повелителя Бурь. — Вы же убьете нас всех!
  В подтверждение ее слов один из ассистентов доложил обстановку.
— С куполами беда! Они вот-вот рухнут. Мы уже проводим эвакуацию, но надо бы поубавить
грозу.
  В этот миг небо над головой дрогнуло, с потолка посыпались куски металла и бетона. Пол задрожал. Хай Лин не знала, долго ли еще простоит Башня Гроз под порывами ветра.
— Джокио, подготовьте перенос энергии с зарядного устройства на колонны, — рявкнул Повелитель Бурь.
— Вы что, оглохли? Это надо прекратить! Немедленно!
  Хай Лин изо всех сил пыталась успокоить ветер, чтобы подойти к платформе и не взмыть при этом в воздух.
  Через секунду рядом с тем местом, где крыша была открыта, в потолке появилась трещина. Хай Лин сосредоточилась на создании воздушной подушки под отваливающимся куском бетона, пока он не обрушился на пол. Она смягчила его падение, но, выпадая из стены, он вырвал другие куски, и Хай Лин не успела остановить их.
— Берегись!
Джокио бросился вперед и вытолкнул Пандру из-под падающего бетонного блока,. Через секунду он пригвоздил Джокио к полу.
— Джокио! — ворвался сквозь шум бури пронзительный крик Пандры. Хай Л ин бросилась к ним.
Блок накрыл большую часть тела Джокио, его лицо перекосилось от боли.
— Джокио! Нет!
Пандра уперлась в блок, но сдвинуть его в одиночку было невозможно. Только вместе с Хай Лин они смогли поставить блок на бок. Со всех сторон в стенах появились трещины, но Пандра, казалось, этого не замечала. Она упала на колени и взяла руку Джокио.
- Держись, Джокио. Я помогу тебе.
  Со стороны платформы раздался голос Повелителя Бурь:
— Действуй, пришелица с Земли! Пора тебе исполнить твою часть работы!
Она почувствовала, как кто-то из ассистентов взял ее за плечо и потянул прочь от Джокио. Но она ударила его порывом ветра и освободилась. Хватит! По пути к платформе она без труда укротила бурю. И заговорила, стараясь держаться спокойно:
— Нет, Повелитель Бурь! Если вы исполните свой план, то погубите Виндмор.
В глазах Повелителя Бурь сверкнула молния, столь же яркая, как и молнии на небе, но Хай Лин лишь почувствовала, как шевельнулась ее сила. Что-то произошло: ее волшебство стало ярче.
— Я отказываюсь помогать вам в том, что противоречит вашим интересам и интересам народа
Виндмора. Вы же погубите этот мир!
  Повелитель Бурь глубоко вдохнул — а для Хай Лин это было первым признаком, что для колдовства ему приходится напрягать все силы.
— Вы дали мне слово, и я требую, чтобы вы сдержали его! — проревел он. — Никто не смеет отказывать мне!
  Хай Лин хотела ответить ему, но в это мгновение сзади раздался знакомый голос:
- Ошибаетесь, Повелитель Бурь! Мы смеем!
Глава 9.  Гроза и тишь.
Вилл? — обернулась Хай Лин. Ее окружили подруги из команды W.I.T.C.H. На глаза навернулись слезы.
— Как нельзя вовремя, девочки, — пробормотала она. — Без вашей помощи я бы не обошлась!
— В следующий раз просто замри и жди, когда мы появимся, — воскликнула Ирма.
— Серьезно. Мы целый день за тобой гоняемся, — рассмеялась Тарани.
— Так с этим типом надо разобраться? — Корнелия кивнула в сторону Повелителя Бурь — тот
был, мягко говоря, расстроен. — Я бы преподала ему урок.
— Хай Лин, тебе надо подзарядиться энергией!   Какая удача, что мы оказались рядом.
  Хай Лин кивнула Вилл и тут же каждой клеточкой своего тела почувствовала прилив свежих сил. Рядом с ней были подруги. Она насытилась энергией и знала, что подруги чувствуют то же самое.
  Вскрикнув от радости, Хай Лин расправила крылья и взлетела.
И тут же заметила, как Повелитель Бурь подает знак одному из ассистентов, приникшему к панели управления.
— Переноси! Сейчас! — ревел он.
  Ассистент послушно ударил ладонью по большой красной кнопке. Башню тряхнуло — голубые молнии заплясали между колоннами, окружив Повелителя Бурь ослепительной семигранной стеной света.
— Что он задумал? — крикнула Тарани.
Хай Лин не ответила: не было времени. Она заметила, как блеснули круги на его шлеме. Он, без сомнения, связался со всеми виндморианцами во всех куполах. В любую секунду он мог вложить их объединенную волшебную силу в смерч.
— Действуем вместе! — передала она подругам. — Мы должны остановить его.
Всё вокруг дрожало от бури, но Хай Лин легко подняла подруг в воздух, и они зависли над колоннами.
— Если вы хотите меня остановить, то сейчас уже слишком поздно! Вам же хуже будет!
Сквозь рев бури Хай Лин расслышала голос Повелителя Бурь и увидела, как он поднимает руки.
— Вилл! Сердце! — беззвучно позвала она подругу.
Вилл едва успела вызвать Сердце, как Повелитель Бурь смешал свое колдовство с электричеством колонн и направил всю эту энергию в небо. Над платформой поднялся столб голубоватого света.   Волна энергии ударила в людей, но не дошла до облаков: весь свет поглотило Сердце Кондракара, сиявшее с неописуемой силой.
  Стражницы уже поднялись так высоко над башней, что их взорам открылись все купола и пустынные долины до самых гор на горизонте. Здесь, в лучах волшебного света, девушки были в безопасности. Они летали вокруг Сердца, которое разгоралось в руках Вилл всё ярче и ярче — Повелитель Бурь посылал вверх новые потоки энергии.
— Что теперь? — Хай Лин услышала растерянность в голосе Вилл. — Сердце не может просто поглотить всю эту энергию. Она принадлежит этому миру.
  Хай Лин слегка отклонилась от светового потока и сразу же ощутила весь ужас, который бушевал вокруг них. Этот мир был на грани исчезновения. И вдруг на нее нахлынула волна вдохновения. Сомнения исчезли — теперь она точно знала, что делать.
— Ты права. Вся эта энергия должна вернуться сюда, — ответила она Вилл.
— Но как? — спросила Корнелия. Она была совершенно сбита с толку.
— С твоей помощью, как же еще! С помощью Ирмы, Корни и Тары ты сможешь направить энергию в воду, землю и огонь Виндмора.
  У Ирмы глаза на лоб вылезли:
— А ты?
— Ну, ветры Виндмора и так чересчур сильны.
Я выпущу их энергию на свободу и успокою их.
Под ними по платформе нетвердыми шагами ходил Повелитель Бурь. Голубое свечение между колоннами погасло, и столб света, исходивший из его рук, потух. Ветры всё еще атаковали Стражниц, но Хай Лин умело отводила порывы в сторону.
— Поторопитесь! — крикнула Хай Лин подругам.
Вилл глубоко вздохнула и кивнула Хай Лин.
— Хорошо. Девочки, готовьтесь! — крикнула Вилл.
Она положила руки на Сердце, а потом медленно развела их. Хай Лин увидела, как волшебная энергия устремилась из Сердца к Ирме, Корнелии и Тарани — они окружили Вилл и развернулись к ней спиной. Подняв руки, они пропускали энергию через себя и направляли ее вниз, в Виндмор.
Хай Лин запрокинула голову и посмотрела на черное месиво облаков. Чародейская одежда придавала ей сил, а силы ей сейчас понадобятся. Смерч набирал скорость, подползал ближе и ближе. Буря трепала ее одежду. Она изо всех сил старалась защитить подруг, но всё же ветер нещадно хлестал их. Хай Лин направила всю свою волю в эпицентр смерча и почувствовала метеорологическую магию, которая обрекала воздух на постоянное движение и беспокойство. Прежде это колдовство не проявляло себя с такой силой.
— Позволь мне помочь тебе, — обратилась она к ветру. — Я не хочу бороться с тобой. Я не хочу
управлять тобой. Я хочу отпустить тебя на свободу.
  Она взглянула вниз, на Башню Гроз, и заметила Повелителя Бурь. Он всё еще стоял на платформе и наблюдал за ними. Башня дрожала под натиском ветра, но он не шевелился и, казалось, следил за каждым движением Стражниц.
  Хай Лин боролась с чуждой ей магией среди сверкающих молний, а над Виндмором сгущалась вечерняя мгла. Каждый раз, когда ветер чуть-чуть ослабевал и она уже думала, что ее работа окончена, новый порыв сбивал ее с ног. Черные тучи и не думали рассеиваться, а Хай Лин уже падала от усталости.
— Хай Лин! Помоги! — крикнула Вилл. Необычайно сильный порыв ветра сбил Стражниц с ног,
и они полетели вниз. К счастью, Вилл успела помочь им взлететь.
— Я стараюсь изо всех сил, — крикнула Хай Лин. — Но поди усмири разъяренного дракона!
  Если девчонки чувствуют то же, что и она, они уже тоже устали. Впервые в жизни у Хай Лин появились сомнения в том, что они смогут выполнить задание. Она посмотрела на Сердце, из которого всё еще сочилась энергия. Если бы только... Вдруг громкий треск заставил ее обернуться. Несколько куполов не выдержали ветра и упали. А еще у одного купола завалилась стена.
  Сомнение охватывало Хай Лин. Повсюду в воздухе чувствовалось колдовство Повелителя Бурь. Тысячи маленьких шипов, которые ей придется убрать. Задача казалась невыполнимой. Неожиданный порыв ветра отбросил ее, и она полетела вниз, к платформе. Она еле успела повернуться, чтобы упасть правильно.
— Хай Лин!
Этот голос не принадлежал ни одной из ее подруг. Не сразу до Хай Лин дошло, что это Повелитель Бурь посылает ей мысленное сообщение.
— Хай Лин, ты меня слышишь?
— Да, — мысленно ответила она, уклоняясь от следующего порыва ветра.
— Прости меня. Ты была права, теперь я это понял. Ты и твои подруги... Вы действительно пытаетесь спасти Виндмор.
  Ей пришлось хорошенько подумать, чтобы сформулировать правильный ответ:
— В природе очень сильная дисгармония... Последняя гроза... опустошит здесь всё... И в воздухе до
сих пор слишком много метеорологической магии...
— Я знаю. Вы создаете то, о чем я так мечтал, но чего не мог сделать сам. Ради Виндмора и моего народа я сделаю единственное, что в моих силах...
  Хай Лин посмотрела вниз на Повелителя Бурь. Он еще раз поднял руки. Золотой свет окружил его, поднял с платформы и поднес к Хай Лин. Когда светящийся силуэт проплывал мимо нее, Хай Лин заметила, что на нем не было шлема.
— Без шлема я смогу использовать только свое волшебство, чтобы успокоить ветры, — еле слышно прошептал он .ей. — И дальше я буду жить вот так — в другом виде. Прощай, Хай Лин с Земли.
  Хай Лин взглядом проводила Повелителя Бурь, и он исчез в черном водовороте клубящихся туч.
Хай Лин тотчас же почувствовала изменения. Огромная сила ослабила свою хватку. Метеорологическое колдовство испарилось. Буря еще бушевала, но теперь это была обычная гроза, и Хай Лин поняла, что справится с ней. Убаюкает ее.
  Скоро гроза развеялась. Вдалеке мелькнула последняя вспышка молнии, тихий раскат грома прокатился и сошел на нет. Хай Лин увидела кусочек ясного неба. Ураган стих и превратился в теплый ветерок. Закатное солнце окрасило краешки оставшихся облаков розовым и золотым.
Вечерний свет преобразил пейзаж. Ручьи журчали по зеленым склонам гор, впадали в реки и озера, окруженные лесами и цветущими полянами. Корнелия помогла земле восстановить плодородие. Ирма вызвала воду на поверхность, а Тарани вернула земле тепло. Виндмор опять стал землей спокойствия.
— Уф, — громко простонала Ирма в тишине, — Теперь я знаю, как чувствует себя севшая батарейка.
  Давайте договоримся: больше мы так не спешим.
Девушки плавно спустились в Башню Гроз. Колонны вокруг платформы разъехались, скрючились, наполовину растаяли. Хай Лин увидела золотой шлем Повелителя Бурь. Он раскололся на две половинки. Потом она подумала о Джокио, и все другие мысли тут же исчезли.
  Они нашли его у стены — туда, в безопасное место, его оттащила Пандра. Она держала его за руку и тихонько сидела рядом. Как только Хай Лин опустилась на колени, он открыл глаза.
— Я знал, что ты не подведешь, — прошептал он.
— Джокио, я...
Хай Лин взглянула на подруг. По мрачному выражению их лиц она поняла, что они думают то же самое. Слишком поздно — его не спасти.
— Пандра? Где Пандра?
Джокио попытался повернуть голову.
— Она здесь.
Хай Лин встала и отошла в сторонку. Она не могла сдержать слез. Корнелия обняла подругу за плечи.
— Пандра, прости меня за всё, что я... — начал было Джокио, но Пандра склонилась над ними положила палец ему на губы:
— Тс-с. Не надо. Я тоже виновата. Это я должна просить прощения. Я сердилась на тебя, и...
  Она осеклась.
— Пандра, я хочу тебе кое-что показать.
  Джокио с трудом сел, поднял руки к шлему и осторожно снял его. Хай Лин закрыла рот рукой, чтобы он не слышал ее всхлипываний при виде этого побледневшего лица с чудесными синими глазами, которые ничего не видели, кроме милой молодой женщины, стоявшей рядом на коленях.
  Пандра подумала, склон ила голову и тоже сняла шлем. У нее были небольшие правильные черты лица, превосходный изгиб бровей и черные шишечки вдоль линии волос, как у Джокио.
— Пандра, ты такая красивая, — прошептал Джокио. — Ты всегда была моей самой заветной
мечтой.
  Вместо ответа она коснулась ладонью его щеки. В это мгновение Хай Лин увидела нити золотого
волшебства, протянувшиеся между Пандрой и Джокио. Они вздымались волнами и светились всё сильнее и сильнее. Стражницы замерли и не шевелились. Вдруг Пандра отпрянула в ужасе, и свет пропал. Джокио сел.
— Что... что ты сейчас сделала? — Его голос звучал вполне нормально, он легко встал на колени и
взял Пандру за руку.
— Я... я... я не знаю, — на лице Пандры радость смешалась с растерянностью. — Это ты... ты что-то
сделал. Я просто захотела, чтобы ты жил. Захотела всем сердцем.
Джокио помог ей встать. Он улыбался.
— Это потому, что вы сняли шлемы, — закричала Хай Лин, вытирая слезы. — Кажется, шлемы
не давали вам делать чудеса.
— Ты хочешь сказать, что у нас есть дар целительства, о котором мы не подозревали? — спросила Пандра, не веря самой себе.
— Похоже, да, — сказала Вилл. — Два года назад вы не знали, что можете общаться с помощью телепатии и разговаривать с животными.
— Ты спасла мне жизнь! — Джокио привлек к себе Пандру и поцеловал ее в лоб. — Клянусь, я
больше не буду носить шлем. Кто знает, какие еще способности у меня есть!
  Все рассмеялись. Но Корнелия потянула Хай Лин за рукав. — Извини, что порчу вам праздник, но твоя мама ждет твоего звонка, поэтому нам пора бы...
Улыбка спала с лица Джокио.
— Мне жаль расставаться навсегда с таким другом, как ты, Хай Лин. Я тебя никогда не забуду.
Хай Лин смущенно поправила ремень.
— Я тоже не скоро тебя забуду, Джокио. Спасибо за помощь.
— Это мы должны благодарить вас! Все виндморианцы в долгу перед вами! — воскликнула Пандра и принялась обнимать всех по очереди.
— Надо поблагодарить и Повелителя Бурь, — заметила Хай Лин. — Даже не знаю, чем бы это кончилось без его помощи. Своим спасением вы обязаны и ему.
Пандра и Джокио дружно кивнули.
— Мы получили новый мир. Мы будем заботиться о нем, — пообещал Джокио. — Прощай, Хай
Лин.
— Прощайте.
Хай Лин в последний раз взглянула на свод вечернего неба, усеянный незнакомыми созвездиями, и на две полные серебристые луны. С тех самых пор, как она оказалась здесь, ей не терпелось попасть домой, и все-таки сейчас ей было нелегко расставаться с Виндмором.
  Ирма ткнула ее в бок.
— Пора, Хай Лин. У нас тоже есть луна, на которую можно потаращиться дома. А еще там есть
такие вещи...
— Какие же?
— Кареглазый парень в обсерватории и сдобные булочки дома у Вилл. Если повезет, Оракул забросит нас домой в ту же минуту, когда это началось. Ну что, звучит соблазнительно?
— Чуть левее, Тара. Да, вот так. Чуть повыше с твоей стороны, Вилл.
-Так?
  Хай Лин кивнула и протянула молоток Ирме, державшей гвоздь наготове.
— Да, то, что надо.
— Отсюда тоже хорошо выглядит, — сказала Корнелия, стоя за спиной у Хай Лин.
— Уф! Спасибо за помощь.
Хай Лин отступила на шаг и посмотрела на большую картину, которую они только что повесили. Она дорисовала ее в последний момент. Через несколько минут миссис Боксер объявит открытие ежегодной выставки художественных работ школы Шеффилда. Родители и гости уже ждут.
Возвращая Стражниц из Виндмора, Оракул предупредил их, что их силы восстановятся не сразу, потому что они сделали столько, что он и не мог представить. Они сумели восстановить гармонию целого мира! Хай Лин до сих пор немного гордилась особым взглядом, которым одарил ее Оракул, но должна была признать, что он был прав: мало того, что их волшебные силы были истощены, так они еще и спали по двенадцать часов целую неделю после возвращения.
  Каждую свободную минутку Хай Лин проводила за мольбертом. К счастью, родители проявили сочувствие и ни разу не попросили ее помочь в ресторане. Они даже дали ей денег на подходящую рамку. Ей не терпелось предъявить им результат долгих трудов.
  Картина Хай Лин изображала прекрасный пейзаж другого мира: горы, водопады, пышные леса; долины, по которым разъезжают машины для посева и сбора урожая; луга, где пасутся животные, чем-то напоминающие лам. По специальным надземным рельсам снуют поезда, похожие на электромагнитные трамвайчики. Там и сям разбросаны небольшие купола, а перед ними гуляют темноволосые фигурки в яркой одежде. У них большие синие глаза.
— Это, случайно, не Джокио и Пандра? — осторожно спросила Тарани, показывая надвух человек поддеревом с листьями всех цветов радуги. На траве перед ними играл ребенок. У него была перламутровая кожа и по четыре пальца на каждой руке.
  Хай Лин кивнула.
— Я пыталась представить себе Виндмор через пару лет.
— Это твоя картина? Ух ты! Как здорово!
Хай Лин повернулась и посмотрела в восхищенные глаза Эрика:
— Спасибо.
Она старалась остаться невозмутимой, но сердце ее забилось в два раза быстрей. Она увидела, что   Корнелия и Вилл хихикают, склонившись друг к  другу.
— Ну, думаю, тебя никто не переплюнет, — со вздохом сказала Ирма. — Моя глиняная фигурка
раскололась в печи для обжига.
  Эрик потрогал рамку.
— Ты еще не передумала подарить картину мне?
— Нет... Если ты хочешь, конечно.
— Смеешься! Конечно, хочу! Ты самый лучший художник из всех, кого я знаю. Каждая деталь прорисована. Можно подумать, этот мир и вправду где-то существует...
— Существует, — улыбнулась Хай Лин.
Корнелия подняла брови, а Ирма замахала руками, пытаясь подать знак: «Ты что!»
— Ну, в моей реальности, — быстро добавила Хай Лин. — Там всё возможно. Пока я чувствую
вдохновение.

0


Вы здесь » Чародейки Двойная Жизнь » Книги » Грозы Виндмора>>


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC